Архив рассылки "Рассказы о рыбалке".

Выпуск № 63

ПОДАРОК НЕПТУНУ

Автор: Евгений Миронов   mi21@mail.ru

В Песках мы редко ловим корюшку из-за большой крутой горы, на которой стоит эта славная деревенька. Ведь при гололеде утром в два счета можно получить травму при спуске по скользкой тропе, а вечером после напряженного рабочего дня карабкаться на гору тяжко, особенно если день порадовал уловом. Хотя существуют рыбаки, которым нравится именно это место по ряду положительных причин. Посчастливилось и мне однажды в этих местах найти замерзшую трещину, откуда беспрерывно вылавливал двумя удочками эту замечательную рыбу. Однако, так как знакомые рыболовы сообщили нам, что накануне здесь уже два дня хорошо брала крупная корюшка, мы снарядились именно в Пески на сей раз в субботний выходной.

Дело было в феврале, световой день был еще урезан зимней ночью. Приехали мы затемно и двигались по утоптанной тропе при свете желтого природного прожектора, своими пятнами напоминающего румяный вкусный блин. Морозец был слабый, но чем дальше мы отходили от берега, от горы, тем сильнее дул нам в спину холодный северный ветрило. Когда он застабилизировался, начали попадаться старые промерзшие отмеченные веточками или пластиковыми бутылками лунки. Тропа петляла, обходя торосы, которые образуются, когда одно ледяное поле надавливает и надвигается на другое. Восток начал алеть, и мы решили остановиться у последних от берега лунок. Борис, как всегда, прошел еще дальше метров на пятьдесят. Он любил рыбачить в гордом одиночестве. И, бывало, за кружкой морса рассказывал, как его обрубали и дилетанты и опытные рыболовы в надежде поживиться найденным им уловистым местом. Но зачастую их попытки были тщетны, поскольку кроме умения правильно выбрать место, у Бориса был колоссальный опыт и знания. А его снасти, изготовленные самостоятельно и обновлявшиеся ежегодно, всегда привлекали внимание изяществом. Так, новые удочки из пенопласта он обязательно красил в бежевый цвет. Он сам навивал из проволоки пружинки для кивков еще в те времена, когда отсутствовало их изобилие в торговых заведениях, а мы в большинстве своем еще использовали в качестве кивков оранжевые медицинские шланги. Он самостоятельно клеил из пенопласта рыбацкие ящики. Словом, это мастер на все руки, который любит все делать добротно, качественно и красиво.

Солнце наполовину поднялось из-за ледовой пелены, а наши удочки уже были установлены во вновь просверленные лунки. Поклевывало слабо, но мы надеялись, на будущие успехи. У берега нарисовались точки рыбаков, спешащих найти свое счастье в ледяных просторах. Ветер изменился на восточный, и его холодное дыхание усиливалось. И вот кивки всех удильников медленно нагнулись и застыли. Так всегда бывает при отрыве. Я поддернул для проверки поочередно все удочки, и история повторилась. Начиная сматывать первую удочку, я заорал, что было мочи:

- Боря, нас отрывает!

Тот в ответ поднял правую руку, показывая, что понял. В левой его руке я заметил бежевую удочку, которую он без излишней спешки тщательно и аккуратно сматывал. Поглядев на его спокойствие, я и сам остепенился и порассуждал, что восточный ветер в самом плохом раскладе отнесет нас к Березовым островам.

- Но, изменившись однажды, ветер вправе измениться вновь, - подумал я и принялся скорее сматывать удочки, бросая их в чемодан вместе с наживкой на мормышках. Когда я сматывал последнюю четвертую удочку, я глядел на Бориса, а он, выражая полное спокойствие, без торопливости сматывал свою вторую удочку и то и дело бросал взгляды в сторону желтого круглого шара, возлежащего прямо на линии горизонта. Именно оттуда дул ветер.

Подбегая к краю льдины, я с размаху перекинул чемодан. Ножом ледоруба подцепил плывущую рядом льдинку размером два на два метра и подтянул ее к своей льдине. Затем с предельной осторожностью ступил на льдинку, она подсела под моей тяжестью, но вес держала. Стараясь обходиться без резких движений, я дважды с предельной осторожностью оттолкнулся от оторванного ледяного поля ледорубом и принялся грести шнеком в сторону берега, через образовавшийся пролив, который уже был более пяти метров. Как только произошло первое легкое касание края льдинки с береговым льдом, я широко шагнул на край льдинки и, оттолкнувшись, прыгнул на спасительный лед. Выпустив ледоруб, я перекатился кубарем подальше от края льда. В расширяющемся проливе, как я и предполагал, от моей спасительной льдинки плавали лишь осколки. Льдинка раскрошилась от моего мощного толчка на штук пять покрупнее и множество мелких. И в окружающей обозримой акватории отсутствовали плавательные средства подобные моей спасительной льдинке. Борис только направился в мою сторону.

- Почему же при восточном ветре ледяное поле перемещается на юг? - спрашивал
я себя.

И как армянское радио себе же и отвечал:

- Должно быть, оторванное ледяное поле упиралось в береговой припай на западе, и его разворачивало вокруг точки соприкосновения. Могут ли быть иные варианты? Мой оторванный напарник подходил какой-то ленивой новой для него походкой.

- Боря, где-то там, - я показал правой рукой, - льдины соприкасаются.

Перекинь ко мне снасти, а сам двигай туда. Бог даст, успеешь перебраться. Рядом со мной брякнулся титановый ледоруб, следом пролив перелетел пенопластовый чемодан, окрашенный бежевой краской. Чтобы осуществить этот замечательный бросок, Борис раскручивал чемодан за длинный ремень подобно метателю молота, что обеспечило и точность броска. Теперь, когда основной груз был у меня, он сказал:

- А, если я опоздаю, и льдину развернет быстрее, чем я туда докарабкаюсь? - Поэтому надо поторапливаться!

- А, что будет, если опять подует северный?

- Давай надеяться на лучшее!

- Лучшее враг хорошего, - сказал Борис и потихоньку расстегнул широкую стальную молнию на черной куртке, какие выдают обслуживающему аэродром персоналу.

Следом расстегнулась пластмассовая молния черного форменного комбинезона на широких лямках. Затем на лед упали цветастая фланелевая рубашка и полосатая тельняшка. Борис разулся и остался в семейных темно-синих трусах и хлопчатобумажных небесно-голубых носках. Всю одежду он уложил в куртку, застегнул молнию и перевязал крест накрест веревкой, которая всегда была у него на кармане. Далее он снял носки и засунул их в карман черной куртки. Взявшись за один рукав куртки, Борис добротно размахнулся, и тюк с одежной упал прямиком к моим ногам. Я тут же моментально раскрыл складной нож и перерезал веревку в двух местах, расстегнул молнию и развалил все содержимое по льду.

Я взглянул на Бориса, а он как будто ждал выстрела стартового пистолета. Выставив перед собой руки, он, будто пловец, нырнул в ледяную воду, как в бассейн. Его тело вошло в пучину мастерски, почти без брызг. Он под водой развел руки в стороны придав телу ускорение, и тут же его голова вынырнула на поверхность уже у самого края берегового льда. Я протянул ему ручку его ледоруба. Он ухватился за нее левой рукой, а правой уперся в кромку льда. Я потянул за шнек и, к моему удивлению, тело Бориса совершенно легко оказалось вытянутым на лед. Я помог ему встать. Борис был тот же, хотя одна деталь отсутствовала. Я еще заглянул повнимательней в пучину, но, увы, темная пропасть, откуда только что вынырнул Борис, была абсолютно бездвижной. При всей трагичности положения я спросил с улыбкой:

- Где трусы, Боря?

- Наверное, резинка была слабовата, и их сбило встречным потоком воды при нырянии. Пусть это будет подарком Нептуну.

Для разглагольствований времени было мало. Я срочно снял свою куртку и надел ее на мокрое тело Бориса. Он, стоя на своей куртке, первым делом надел носки, затем надел нижнюю часть комбинезона, обулся и только тогда снял мою куртку. Он надел тельняшку, рубашку, заправил их в комбинезон, надел на плечи лямки и закончи процесс одевания своей черной курткой. Получился тот же Борис, только черные с легкой проседью, чуть курчавые, волосы головы чуть прихватило морозцем. Я носовым платком протер его короткую шевелюру и надел ему две шерстяных шапочки - одну поверх другой. Для общего согрева мы решили чуток потолкаться. За этим чудесным занятием нас и застали рыболовы, пришедшие от берега.

- Чего это вы тут делаете? - спросил с украинским акцентом самый любопытный.

- Мы замерзли уже рыбу ловить, вот и греемся, - ответил Борис.

Однако на всякий случай мы пошли от греха подальше к берегу, согрелись, влезая в горку, и с Песковской остановки на рейсовом автобусе поехали домой. А на следующий день мы снова были на рыбалке, хотя уже на другом уловистом льду.


От ведущего рассылки

Всем, кто пишет рассказы о рыбалке, предлагаю присылать их мне по e-mail  для публикации в рассылке. Можно присылать также рыбацкие байки и смешные истории. В письме необходимо обязательно указать, что Вы являетесь автором рассказа и разрешаете его публикацию в рассылке на некоммерческих условиях. При публикации рассказа рядом с Вашей фамилией или псевдонимом будет публиковаться Ваш e-mail (по желанию).
С уважением, Владимир Туманов.
tumanov@allfishing.ru

Рассылка выходит еженедельно (по пятницам).