Архив рассылки "Рассказы о рыбалке".

Выпуск № 53

ЗАЛИВ ДВУХ ХЕЙЕРДАЛОВ ИЛИ САМАЯ ДОРОГАЯ ЩУКА

Автор: Дмитрий Соколов  sokol@infonet.nnov.ru

Начало октября, а уже по-зимнему холодно. После жаркого засушливого лета никак не могу привыкнуть к дождям, снегу и высокой влажности - хандрю. И не я один: среди знакомых много больных гриппом, насморком, “температурой” и еще Бог знает чем. А рыбалка по открытой воде в это время подходит к концу.

Жалко терять последнюю возможность поспиннинговать, и я почти сразу соглашаюсь на предложение друга Олега посетить мой домик на Волге еще раз. Олег – рыболов начинающий, но уже прочно “заразившийся” болезнью по имени Рыбалка. Среди его трофеев числятся несколько окуней и, волей Судьбы и Случая пойманный в первый же выезд судак на три килограмма. Друг хочет во что бы то ни стало поймать щуку. Щука в Каменке есть. Мне ли не знать этого? За долгий сезон вытащены десятки речных “драконов”, подаривших немало волнительных минут.

“Метеоры” с “Ракетами” в это время года уже не ходят, автобусы по новой трассе Нижний-Бор-Каменка не ходят еще, и единственно возможный вариант – поездка на личном автомобиле Олега. Закупаемся лапшей быстрого приготовления, хлебом, чаем, печеньем и едем.

Конечно, дорога по асфальту с дорогой по воде не сравнится. В “Ракету” сел – поехал, никаких тебе забот-хлопот по поводу бензина, ГАИ, проколотых шин, неловких (или вконец обнаглевших) коллег-автомобилистов и всех прочих “прелестей” путешествия по суше. В “Ракете” можно расслабиться, почитать, переброситься в картишки и выпить по 50 за начало похода. По дороге можно определить какого направления и силы ветер и подсмотреть: насколько много на реке братьев-рыболовов. Полюбоваться прекрасными волжскими пейзажами можно тоже только путешествуя на судне скоростного флота. Но выбирать, как говорится, не из чего: “Волгофлот” считает пассажирские перевозки убыточными и, как и в прежние годы уже в сентябре закрыл все рейсы до следующей навигации.

Дорогу до Каменки действительно уже почти “довели до ума” и лесной объезд составляет каких-нибудь 300 метров. Доезжаем за два часа, но до темноты остается мало времени, и решаем на лодке не выходить, а “пристреляться” с берега. Пристрелка проходит успешно: Олег ловит свою первую в жизни щучку. Я тоже не без улова – вытащил окуня. На символическую по случаю приезда уху рыбы хватит. Вечер проходит в неторопливой беседе с местными жителями – Сашей и Людой. Новости у них печальные: за две недели, которые не был в Каменке, умер сосед дядя Слава по прозвищу Казак. Во время очередной веселой гулянки не выдержало немолодое уже сердце. Его жену тетю Галю дети забрали в город. Село пустеет с каждым годом. Летом на улицах оживленно: дачники, студенты и школьники на каникулах… Осенью пусто, безлюдно, темно. В домике у меня предусмотрительно нет телевизора и радио, поэтому раннему “отбою” ничего не мешает. Ложимся, спим. Ночью шуршат мыши, мерещатся сомы и потягивает свежим воздухом из треснутого окошка. Выхожу на улицу, полной грудью вдыхаю красоту: воздух прозрачный и не по октябрьски морозный, небо высокое и все в звездах. Месяц ехидно улыбается: мол, позднехонько на лодке кататься в это время года…

Утро наступает как всегда неожиданно – в самый сон. Наскоро перекусываем, выдвигаемся. Утлый ботник не внушает доверия Олегу и садится он в него только после моих уверений в непотопляемости судна. Я рассказываю другу, как рыбачили мы с этого ботника две недели назад с Андреем, весящим под центнер, и поймали несколько хороших щук. В небольшом заливчике – месте нашего старта – за ночь наморозило довольно большие закраины, но ледок тонкий и на большую воду выходим без труда. Я на веслах, Олег разворачивает спиннинг, чтобы по пути до неблизкого места “подорожить”. Его тактика приводит к успеху, и друг вытаскивает среднего окуня. Перед входом в протоку есть ямка и мы якоримся. Осенние дожди подняли уровень воды в Волге и течение стало немного быстрее. Рассчитывая, что теперь сюда может заглядывать судак, начинаем прочесывать бровку джиговыми приманками: поролонками, виброхвостами и твистерами. Судака нет, щуки тоже, зато на крупный зеленоватый виброхвост “садится” приличный окунь. Место коряжистое, постоянно приходится “снимать” зацепившиеся приманки, вскоре нам это надоедает, и мы уходим в заливы.

Заливы в районе Каменки великолепны. Несмотря на беспредельное браконьерство, они просто забиты рыбой. Самой разной: линем, сорогой, подъязком, густерой, подлещиком, и, конечно, окунем и щукой. Для ловли “белой” рыбы не нужна даже поплавочная удочка, достаточно бортовой или даже зимней. Мормышка с насадкой не всегда успевают дойти до дна, как следует поклевка. Чтобы “отсечь” ерша и мелкого окуня вместо червя на крючок мормышки насаживал летом перловку. Удивительно, но окунь хватал и мормышку с перловкой! Окуня в заливах столько, что ловить его иногда становится до безобразия просто: достаточно найти “чаечник” – место кормежки крачек и жировки полосатого. Окунь “выжимает” стаи малька на поверхность, где их уже караулит пернатая “авиация”. Крачки на охоте пронзительно кричат, и обнаружить место “боя” не составляет труда. В эти так называемые “котлы” и забрасывается спиннинговая приманка: блесна, твистер, виброхвост. Поклевки следуют одна за другой, и редкая проводка не приносит рыбы. “Котел” чаще всего перемещается, но не настолько быстро, чтобы не успеть за ним на веслах. К сожалению, вырастив птенцов, крачки уже в начале сентября улетают на юг, и искать места окуневых жировок становится намного сложнее.

Щука тоже жалует эти заливы. И чего ей лучшего искать: заросли кубышек, непролазные коряжники, перепады глубин, обилие корма в виде самой разной мелкой рыбы и почти полное отсутствие рыболовов: на моторе в такие коряги не сунешься, а махать два часа веслами любителей не очень много. Щука есть. Встречаются экземпляры до 10 килограммов. Поздняя осень как раз время клева крупной щуки. В надежде на встречу с местными “крокодилами” забираемся в самые глухие места. Пока доплываем до безотказного, неоднократно проверенного залива, “разогревает”, и зиму, встретившую нас утром, сменяет весна.

“Все, - говорю, - Олежка, приехали. Начинаем”. Время подходит к полудню и друг с недоумением смотрит на меня, мол, а до этого мы чем занимались? Пока напарник выбирает приманку, я делаю тяжелой вертушкой три заброса. Знаю, что вращающаяся блесна не для этого времени года, сейчас бы лучше подошел виброхвост или колебалка, но преодолеть себя не могу, вращалки – моя страсть, моя стихия. Сколько раз они выручали в безнадежных ситуациях и обеспечивали рыбу на уху…

Вот и сейчас, уже на третьем забросе, щука польстилась на небольшую приманку. Подсечка, веду. От ловли на бровках вываживание щуки в заливах отличается кардинальным образом: оно должно быть форсированным, чтобы не дать возможности подсеченной хищнице уйти в глухой коряжник. Потому, хотя рыба еще далеко, прошу Олега приготовить подсачек. Вот рыбина у лодки. Хороша! Килограммов пять, не меньше. Олег, первый раз в жизни увидевший такой экземпляр, не растерялся и подсачил довольно удачно. Рыба в лодке и я через сетку подсачека прижимаю ее ко дну. Все, попалась! Олег хочет помочь усмирить пойманную щуку, лодка кренится на борт, черпает воду и тонет. Все дальнейшее превращается в какой-то кошмарный сон.

Мы еще стоим в лодке, а она уже с бортами ушла под воду. Выбора нет, и мы вываливаемся из ботника. При этом указательный палец левой руки попадает под щучью жабрину и намертво там застревает. Инстинктивно вцепляюсь (это выяснилось уже на берегу) большим пальцем той же руки щуке в глаз. В поле зрения попадает мой рыболовный ящик, который я как заправский ватерполист толкаю перед собой свободной правой рукой. Рядом со спиннингом в руке плывет Олег. Молодец, “оружие”, купленное месяц назад за немыслимые деньги, при катастрофе не бросил! Рыбак “растет” настоящий. Плыть до берега не так уж и далеко – метров тридцать-сорок, но сапоги и намокающая с каждой секундой одежда все больше тянут вниз. Удивительно, но страха нет. Есть задача. Без слов решаем ее - доплываем до берега. В том самом месте, где мы “пристали”, у берега глубоко, и выйти мешают склоненные над водой ветки ивняка. Приходится пройти еще метров десять по пояс в холодной октябрьской воде, чтобы выбраться, наконец, на сушу.

На суше начинаем “трястись”. Оба прекрасно понимаем, что главное сейчас – согреться. Для этого у каждого из нас припасены зажигалки, но вот беда: зажигалка Олега промокла, а в моей, предусмотрительно запаянной в целлофан, нет газа. Задача для домашних условий примитивно проста: извлечь из сухой зажигалки кремень и колесико и переставить в зажигалку с газом. Но в том то и “прелесть” нашего бытия, что мы в условиях отнюдь не домашних. Олег не может спокойно смотреть на мои манипуляции и галопом раненого сайгака уносится со спиннингом ловить еще плавающие на поверхности вещи. Первые десять минут у меня ничего не получается: руки не слушаются, живут какой-то своей эпилептической жизнью. Не придумав ничего лучшего, я бормочу зарок: “Если получится добыть огонь – до Нового года не пью!”. Удивительное дело – кремень тут же встает на место, колесико тоже, и вот уже у меня в руках маленькое чудо – горит огонек зажигалки. Теперь “бастуют” дрова, казавшиеся с виду такими сухими. Вспоминаю, что на этом острове две недели назад стоял стог, бегу в том направлении. Стога нет, но по российской привычке крестьяне, вывозя его домой, оставили пару охапок сена “на разживу”. Это большое благо: сено загорается сразу, подкладываю тонкие веточки, веточки покрупнее – мы спасены.

Возвращается Олег. Несмотря на все его старания ни одну из вещей блесной он не зацепил. Сооружаем импровизированную сушилку вокруг костра, раздеваемся и “оттаиваем”. Программа минимум выполнена: мы живы и согреты. Кроме костра на настроение положительно влияет еще не закрытое тучами солнышко. Солнце, конечно, не печет (октябрь все-таки), но ощутимо пригревает. Наверное, если бы кого-нибудь нелегкая занесла в этот медвежий угол, он подумал бы, что закаленные нудисты принимают на пленэре солнечные ванны. Погревшись, отправляемся на короткие вылазки: за дровами и посмотреть: где лодка. Ботник почти весь находится под водой, но, слава Богу, не утонул. Правда, новости не только хорошие: ветром ботник все дальше относит от нашего острова. Других вещей на обозримом пространстве не видно, они, какая раньше - какая позже, пошли ко дну. Жизни в ближайшем будущем ничего не угрожает, и голова освобождается для жалости. Жалости к утонувшим вещам.

В ботнике находилось много полезных предметов, верой и правдой служивших мне долгие годы. Я мысленно представил себе ботник до катастрофы. Сзади меня, на носу лодки, лежали два рюкзака. В одном из них находился хороший фотоаппарат, испанский нож выживания (охотничьи спички остались в его полой ручке) и термос с горячим чаем. В другом – замечательном 70-литровом “мешке” – запасной якорь и шерстяная шапка. В процессе гребли я, разгорячившись, раздевался и успел снять свитер и кофту с капюшоном. Кроме того, я брал непромокаемую куртку, которую Олег, чтобы не заработать плоскопопия, положил на свою скамейку. Сейчас она тоже находится на дне. Отличный спиннинг с катушкой опять же, никогда уже не будет ловить рыбу. Вытащенная щука продала свою жизнь очень дорого.… И тут я понимаю, что все эти потери – пустяки по сравнению с главной: ружьем. Замечательной горизонталкой “Иж-54”, только этим летом купленной в отделе комиссионной торговли. Мало того, что вещь сама по себе редкая и дорогая, так ведь связана с разрешительной системой, куда придется идти, писать заявление, объясняться, и неизвестно еще чем все дело кончится. Становится грустно. Так грустно, что я, набрав в легкие побольше воздуха кричу “помогите”. Затем еще и еще раз. Олег резонно замечает, что выкрики многосложного слова размываются эхом и даже если кто-то услышит звуки с острова (что само по себе маловероятно), за крики о помощи их никак не примет. Продолжая развивать свою мысль, высокообразованный друг говорит, что лучше кричать по-американски “хелп”. Мол, коротко и ясно. Насчет краткости я с ним соглашаюсь, насчет понятности для местного населения американизма – нет. Кричать “хелп” не стали.

Вещи потихоньку просушивались, а вот с доставкой себя любимых в деревню у нас нарисовывалась проблема. Ботник прибило к соседнему острову метрах в ста от нас. Как вариант, Олег предложил доплыть до него, вылить воду и пригнать к “нашему” острову. Идею за трудновыполнимостью, связанной с риском для жизни, после обсуждения отвергли. Оставался план, согласно которому мы должны были одеться, и попытаться форсировать две протоки, отделявшие нас от большого острова, одним своим берегом выходившим в так называемый Проран – место, где реально было встретить рыбаков на моторке. Перспектива новых купаний не радовала, тем паче, что солнышко, до поры – до времени дарившее нам тепло и улучшавшее настроение, скрылось за стеной сплошных облаков. Тут же подул задремавший было холодный ветер. “Лето” сменилось “осенью”. Не успели мы посетовать на изменчивость осенней погоды, как до нас дошло: ветер сменился на противоположный! Ветер, чуть веющий с южной стороны, сменился на приличный северный. А это значит… Осененные догадкой мы побежали к берегу. Так и есть. Судьба и Случай еще раз смилостивились над нами и, призвав на помощь северный ветер, погнали полузатопленный ботник в нашу сторону! Только бы он не застрял на какой-нибудь коряге!

Ботник не застрял, и через два часа мы по прибрежным плавням подбирались к нему. Издали заметили ярко зеленый Олежкин ящик: видимо, тяжело груженый железными приманками и свинцовыми грузами, он остался в ботнике. С надеждой смотрю на нос ботника, где еще несколько часов лежало столько всякого добра, и, о, Чудо (сколько их было за сегодняшний день) – вижу лежащее на дне лодки ружье! Чехол, конечно “уплыл”, но что там чехол – самая ценная во всех отношениях вещь на месте и это меня здорово радует. Доволен вернувшимся ящиком с многочисленными приманками и Олег. Нам по-настоящему хорошо. Какая радость трогать руками лодку, гарантирующую нам скорое возвращение домой!

Но приключения еще не закончились. В уключинах нет весел. Они плавают где-то по заливу. Ломаем длинную сухую жердь, и передвигаемся с ее помощью не то как венецианские гондольеры, не то как североамериканские индейцы. Весла тоже прибило к нашему острову, и при их обнаружении нас ждал еще один приятный сюрприз: за одно из весел каким-то непостижимым образом захлестнулась плетеная леска, и нижняя часть моего спиннинга с катушкой оказалась “привязанной” к веслу. Удача определенно баловала нас. В хорошем настроении загрузились и двинулись к дому. Вернее начали двигаться, когда Олег попросил дать ему двадцать минут на рыбалку. Не встретив возражений у другой части команды, мой друг принялся за ловлю. Ему очень хотелось поймать что-нибудь весомое, но лимит Удачи был в этот день, видимо, исчерпан, потому что никто так и не клюнул.

Вскоре пошел дождь, и я ускорил ход нашего судна. До натопленного соседкой дома добрались без приключений, только снова немного промокли. Но что такое промокнуть под дождем после полноценного купания в ледяной воде!

Когда возвращались в город, еще больше похолодало и пошел густой снег. Так за один осенний день мы увидели все времена года…

Мне казалось, что после такого шоу Олег надолго забудет про рыбалку. Ан нет, буквально через день друг позвонил и сказал, что погода налаживается, и можно было бы поехать на пару дней в Каменку, еще раз испытать Судьбу и “закрыть сезон”.


От ведущего рассылки

Всем, кто пишет рассказы о рыбалке, предлагаю присылать их мне по e-mail  для публикации в рассылке. Можно присылать также рыбацкие байки и смешные истории. В письме необходимо обязательно указать, что Вы являетесь автором рассказа и разрешаете его публикацию в рассылке на некоммерческих условиях. При публикации рассказа рядом с Вашей фамилией или псевдонимом будет публиковаться Ваш e-mail (по желанию).
С уважением, Владимир Туманов.
tumanov@allfishing.ru

Рассылка выходит еженедельно (по пятницам).