Архив рассылки "Рассказы о рыбалке".

Выпуск № 5

ПАМЯТНАЯ НОЧЬ

Автор: Алексей Никитин (Альманах "Рыболов - Спортсмен" №7 1957г.)

Сентябрь на Дальнем Востоке - самое благодатное время года. Кончаются моросящие августовские дожди, и прочно устанавливается ясная, сухая погода. Чуть заметной желтизной схватываются берёзки, начинает лететь паутина. По ночам иногда выпадают лёгкие заморозки, но днём бывает тепло, даже по летнему жарко. На склонах гор поспевает червонная россыпь брусники. Жиреют молодые глухари и рябчики. После летних паводков быстрые горные реки входят в межень, вода в них становится прозрачной, как хрусталь, и первые стайки рыбы - ленка и хариуса - уже начинают спускаться из вершин ручьёв в глубокие ямы крупных рек. В это время клёв бывает очень хорошим.

В это-то золотое для рыболовов время навестил меня проездом страстный хабаровский рыболов и охотник П. Е. Самарин.

- Эх, ты, спортсмен,- сказал он мне,- и на спининг то ты ловишь и нахлыстом, а вот про "мышку" не знаешь!

- Слышал... Да возни больно много с этими мышами, где их наловишь то? Не кот же я в самом деле.

Он расхохотался.

- Чудак человек, я же говорю о пробковых, искусственных! Знаешь, как на них ленки в это время, в лунную ночь, хватают!.. Ну просто, как собаки! Причём самые что ни на есть крупные, от килограмма и выше.

И он стал с увлечением рассказывать, как надо делать мышку, как обтягивать её беличьей шкуркой, какое нужно удилище и в особенности как здорово выскакивают из воды ленки и какое наслаждение ловить их таким способом.

- А вы... много ловили на мышек? - полюбопытствовал я.

Рассказчик немного смутился.

- Да нет... не ловил я ещё. Про этот способ я от одного старика в Приморье слышал... А если соединить мышку со спинингом, тут будет просто что-то невероятное!

Он уехал... В следующий же вечер мы с приятелем изготовили по одной такой мышке: обтянули овально выструганную пробку серой беличьей шкуркой, потом обстригли волосы, чтобы остался только серый подшёрсток, и, продев сквозь наше изделие проволочку, прикрепили к ней с одной стороны якорёк, а с другой - жилковый поводок.

В субботу вечером, собрав незатейливые пожитки, со спинингами и ружьями за плечами мы помчались на большую горную реку Лимури. До неё было километров сорок, но что значит это расстояние для двух страстных рыбаков, в распоряжении которых прекрасная, словно лишь для охоты и придуманная машина, мотоцикл ИЖ-49. На нём можно ездить и по дорогам, и по таёжным тропкам, а если где-нибудь и завязнешь в болоте, то не тяжело его и вытащить.

Решено было ловить рыбу там, где в Лимури впадает ключ Амуркан, названный так по имени старого брошенного прииска. На месте, где стояли когда-то старательские домики, всё поросло бурьяном и молодым кустарником... Тайга властно наступала, отвоёвывая обратно то, что когда-то отнял у неё человек.

Дороги дальше не было. Мы спрятали мотоцикл в кустах и километра три шли вниз вдоль ключа пешком. На болотистой почве тропки почти не было заметно. Давненько не ступала по этим местам нога человека! Но тем интереснее - какие же там впереди, на реке, места?

Вскоре сквозь деревья блеснула полоска воды. Повеяло свежестью, и мы вошли в речную долину. Никем не тронутая и уже пожелтевшая, стояла высокая трава. Наша тропинка бесследно терялась в ней.

Амуркан при впадении в Лимури образовал довольно глубокую и спокойную протоку. Вправо, теряясь в кустах, отходила вторая протока - пошире. Главное же русло, стремительное и бурное, где-то далеко, внизу за поворотом, разливалось спокойным, широким плёсом.

- Здесь и остановимся,- оглядывая живописный берег, сказал Павел и сбросил с плеч рюкзак.

Уже смеркалось. Потянуло холодком. Ночь обещала быть ясной, с заморозком. Поэтому мы засветло заготовили сухих дров.

Вечером Павел поймал на удочку десяток мелких хариусов для лёгкой ушицы, которую мы и не замедлили заварить, когда уже совсем стемнело.

Славно сидеть около яркого костра, отдыхая душой и телом после целой недели напряжённой работы! Лучшего отдыха не может и быть. Впереди - почти целые сутки скитаний по неизведанным берегам с удочкой или спинингом в руках, много переживаний, больших и маленьких рыбацких радостей и огорчений. Ничто так не обновляет силы, не освежает голову, как наше охотничье бродяжничество по таёжным дебрям, ночёвка у костра, ужин с ухой и куском чёрного хлеба.

За рекой из-за густых зарослей ильмов и верб поднималась неяркая полная луна, тускло освещая речную долину и притихшие сопки. Природа будто замерла во сне - ни звука, ни ветерка.

Прицепив к нашим удочкам мышек, мы, крадучись, пошли вдоль протоки. Крутой берег подмыт водой. Кое-где над рекой склонились кусты. Луна отражается в спокойной воде, как в зеркале.

- Кидай!.. - шепчет Павел, проходя дальше. - Вон туда, под кустик!..

Лёгкая мышка без всплеска ложится на воду и плывёт, пуская чуть заметную рябь. Тишина... Кажется, и в реке всё умерло. Вот мышка уже подходит к кусту... Тишина... И вдруг - бах!.. Со страшным всплеском, будто бы кто-то веслом по воде ударил, бьёт невидимый хищник хвостом по мышке. Крупные волны разбегаются в разные стороны. Мышка исчезает. Потяжка... Подсечка!.. Сильное, упругое тело крупной рыбы заходило в глубине.

- Ты что там, в воду упал, что ли? - бежит ко мне Павел по берегу, спотыкаясь о кочки.

Удочка гнётся в дугу, звенит тонкая леска. Несколько минут напряжённой борьбы - и двухкилограммовый ленок в руках. Изо рта торчит растрёпанная мышка, якорь крепко впился в мясистые губы. Павел безмолвно всплескивает руками и бежит со своей удочкой к следующей ямке. Отцепляя свою добычу, я вижу, как он, напряжённо изогнувшись, ведёт по воде мышку. Ведёт, ведёт... Шлёп! Слышу, как у него на удочке громко бултыхается рыба.

Уже полночь, а у нас ловля в полном разгаре. Почти на каждой новой ямке, под каждым кустиком выскакивают и бьют по нашим мышкам ленки. Просто непонятно, откуда они здесь взялись, в этой маленькой проточке. Ведь с вечера, пока Павел ловил на уху хариусов, я вдоль и поперёк избороздил эту проточку спинингом - и ни одной поклёвки.

Но в самый разгар ловли у нас сразу происходит два несчастья. У меня крупная рыба сломала удилище. С трудом поймал ныряющее верхнее колено. Но поздно! Рыба уже сошла. А Павел идёт ко мне с обрывком поводка в руке:

 - Понимаешь, он как бултыхнётся, ну просто,как человек прыгнул! Я его - р-раз!.. А он - дёрг!.. Видишь?.. Начисто оборвал!..

Запасных мышек нет. Делаем из двух удочек одну и остаток ночи рыбачим по очереди. Один ловит, а второй стоит рядом и переживает.

Под ногами шуршит трава, зябнут ноги. Подморозило. Перед рассветом клёв прекращается. Луна светит откуда-то сбоку, из-за деревьев, и становится темнее. Усталые, но счастливые, мы возвращаемся к пепелищу нашего костра, разводим огонёк и согреваемся чаем.

Потом мы расстилаем плащи, разводим пожарче костёр и, прижавшись друг к другу, дремлем, укрывшись ватниками. Во сне всё мерещатся мышки, внезапные всплески и возня крупных рыб.

Под утро чертовски холодно. Костёр давно потух. За ночь вся долина поседела от инея. Мы совершаем с гиканьем вокруг костра "танец диких", вскидывая высоко руки и ноги.

- Ну как, оттаял?

- Нормально!

Восход солнца встречаем со спинингами. Ещё несколько ленков добавилось в наш рюкзак. А когда обогрело, мы сменили спининги на лёгкие удочки и отправились на перекаты ловить хариусов. Клевало на редкость хорошо, и мы не заметили, как солнце поднялось уже довольно высоко.

Снова костерок, пахучий чай. Какой-то особенный, чуть помятый и отдающий рыбой, но необычайно вкусный хлеб... Отблески солнца зайчиками играют на берегу. Давно обсохла и согрелась пожелтевшая осенняя трава,- так приятно поваляться на ней, глядя в бездонное голубое небо. Незаметно задрёмываем - всё равно днём плохо клюёт - и просыпаемся уже после полудня. Павел идёт в прибрежный березняк погонять рябчиков. Через несколько минут слышу раскатистый выстрел, потом второй, уже значительно дальше.

А я никогда не променяю удочку ни на какое огнестрельное оружие...

Уже вечереет, когда мы пускаемся в обратный путь. Мешок с рыбой и дичью до стоянки мотоцикла несём по очереди.

К сожалению, в этом году нам уже не удалось больше порыбачить. Привалило много работы, а там захолодало, и наступила ранняя дальневосточная зима. Так и не пришлось приспособить "самаринскую" мышку к спиннингу. Эту мысль я не оставляю и обязательно осуществлю её в следующий рыболовный сезон. Как быть с грузом? Ведь мышка лёгкая, без груза не забросишь, а груз её потопит...

Придумаем что-нибудь!


От ведущего рассылки

Всем, кто пишет рассказы о рыбалке, предлагаю присылать их мне по e-mail (в формате html) для публикации в рассылке. Можно присылать также рыбацкие байки и смешные истории. В письме необходимо обязательно указать, что Вы являетесь автором рассказа и разрешаете его публикацию в рассылке на некоммерческих условиях. При публикации рассказа рядом с Вашей фамилией или псевдонимом будет публиковаться Ваш e-mail (по желанию).
С уважением, Владимир Туманов 
tumanov@fishing.pp.ru

Рассылка выходит еженедельно (по пятницам).