Архив рассылки "Рассказы о рыбалке".

Выпуск № 47

МОЯ ПЕРВАЯ ЗИМНЯЯ РЫБАЛКА.

Автор: Дмитрий Соколов  sokol@infonet.nnov.ru 

К 15 годам я был уже законченным рыболовом. Я ловил на поплавочную и донную, имел представление о подпусках и освоил спиннинг. В районной библиотеке постоянно брал (и держал, нарушая сроки возврата) зачитанные до дыр альманахи “Рыболов-спортсмен” и те немногие книги о рыбалке, которые там хранились. В ближайшем киоске “Союзпечать” киоскерша всегда откладывала для меня “Сельскую жизнь” за среду, т.к. именно по средам в этой замечательной газете печатался “уголок рыболова”. Почерпнув из доступной литературы что-нибудь новое, я целые вечера просиживал над изготовлением какой-нибудь новинки, чтобы потом испытать ее на очередном выходе. Я знал все спортивные магазины города, которые посещал регулярно и где оставлял все свои карманные деньги. У меня до сих пор хранятся рыболовные товары советских времен: блесны “окуневые”, на которые не ловились окуни; металлические поводки, раз и навсегда сохранившие форму спирали; катушка “Невская” за 3 рубля 90 копеек, ушедшая на заслуженный отдых… Моим лозунгом было “ловить всегда, ловить везде!” Следуя этому девизу я ловил на Черном море, куда мы с родителями ездили отдыхать; ловил в пруду на территории завода, где мы от школы отрабатывали какую-то практику; ловил рядом с домом в болоте, в котором водились такие замечательные караси и насадка – мотыль – собиралась прямо на месте ловли…

Единственное, что было мне незнакомо и непонятно – рыбалка зимой. Не то, чтобы меня пугал холод (к тому времени я шесть лет играл в хоккей, невзирая на любые морозы) – просто так получилось. К зимней рыбалке нескольких моих сверстников приучили их отцы-рыболовы. Мой родитель к рыбалке вообще и к зимней в частности никакого отношения не имел, хотя, родившись на Урале, природу любил и к 45 годам обзавелся садом-огородом. Родственник дядя Коля из Павлова-на-Оке был рыбаком исключительно летним, так что набраться опыта подледного лова было не у кого. Долгими зимними вечерами мне оставалось перечитывать “Рыболов-спортсмен” и перебирать снасти. Переносить полугодовое рыбацкое бездействие было мучительно.

Наступил 1985 год. Зима 84-85 выдалась для меня особенно долгой: играя в хоккей я получил серьезную травму и был вынужден надолго отказаться от тренировок. Наличие массы свободного времени заставило меня активней чем обычно искать путей к осуществлению давней мечты – порыбачить зимой. Моя настойчивость, наконец, принесла свои плоды и я уговорил двух однокашников взять меня с собой на Горьковское море.

Понятно, что экипировка рыбака-зимника гораздо более сложна и разнообразна, чем поплавочника или доночника. За неделю до выезда я начал подготовку. Нашпиговал себя всевозможной литературой по соответствующему поводу. Купил пару “балалаек” с тонкими лесками, сторожками и мормышками. Договорился об “аренде” отцовского бушлата и ватных штанов. “Взял на прокат” шумовку из кухонного ящика. Сложнее было с ящиком. Однокашник Мишка посоветовал вставить в рюкзак подходящего размера посылочный ящик, что я, как добросовестный ученик, и сделал. Слава Богу, бур от меня не требовался – товарищи обещали давать пользоваться своими.

Известно, что чем радостнее грядущее событие, тем медленней течет до него время. Для меня дни до предстоящей рыбалки тянулись вечно. Было трудно поверить что я, наконец, разобью лед зимнего бездействия и смогу предаваться любимому делу круглый год! Нетерпение подогревалось всевозможными рассказами школьных знатоков зимней ловли. Знатоков было довольно много – от Сереги, учившегося на два класса младше и до учителя физкультуры “Филиппка”. Первый был отчаянным парнем и уже успел “заработать” в том сезоне штраф на 150 рублей (две зарплаты его матери), ловя в запретной зоне. Его успехи приводили меня в восхищение. Второй (Филиппок) никогда не ездил дальше “Трамплина”, звезд с неба не хватал, но и громадных штрафов тоже. Были и другие.

Наконец, приблизилось воскресенье. На совете в субботу было решено времени даром не терять и отправляться самой ранней воскресной электричкой до Заволжья.

С вечера проверил амуницию, завел будильник. Лег. Сначала долго не мог заснуть (мерещились лещи и окуни), среди ночи пару раз просыпался – боялся проспать. Но вот, наконец, звонок. Быстро собрался, позавтракал и, натянув немного тесные валенки без галош, отправился к месту сбора.

Что произошло потом я до конца не понимаю до сих пор.

Прядя на место встречи, я никого не застал. Мысли о собственном опоздании у меня не было – согласно данным будильника я пришел ровно к назначенному сроку. Подумал – опаздывают ребята. Прошло несколько минут – никого. Еще минут 10 – ни души. Наручных часов у меня не было, но, судя по всему, пора было выдвигаться на станцию. Почувствовав неладное, пошел быстро, насколько позволяли тесные валенки. И все-таки недостаточно быстро – когда я на станцию пришел, электричка в Заволжье уже отчалила. Единственное объяснение случившегося – не ко времени забарахливший будильник! Нет, чтобы он, треклятый, отстал в будний день. Ну, опоздал бы в школу, ну, проспал бы какую-нибудь химию или алгебру. Нет! Сломался, зараза, в самый ответственный момент – в день моего первого в жизни выхода на зимнюю рыбалку!

Огорчению не было предела. Кто виноват я выяснил, осталось выяснить что делать? И я решил не сдаваться. Пришел домой, невольно разбудив родителей, сообщил им об изменении маршрута – еду, мол, под трамплин. Отец выразил сомнение в моих способностях “без ассов”, “полного комплекта оборудования” и температуре минус 23 градуса получить удовольствие от прогулки по “белому безмолвию”. Я был непоколебим и пошел на остановку.

Автобус по причине раннего воскресного утра долго не шел и я уже начал замерзать, но мысль о ждущих меня впереди поклевках не позволяла прекратить экспромт-поход. Подошел автобус “Икарус”, в которых, кто помнит, в отличие от “ЛАЗов” и “ЛИАЗов” было ничуть не теплее чем на улице. Но я упорно продвигался к заветной цели. Пока шел от Сенной площади согрелся: дорожка вниз заледенела и “полускатом” я мигом оказался у реки. Оказался, как выяснилось, слишком рано. Было еще темно, по коей причине на льду наблюдалось полное отсутствие всякого присутствия коллег-пингвинов. Бура у меня не было и я попробовал разбить лед на старой лунке. Куда там! За долгую морозную ночь льда намерзло столько, что я погнул об него неприспособленную для таких воинственных операций кухонную шумовку. Пришлось ждать первых рыболовов.

Мой вид их, вероятно, удивил. И было от чего удивляться. Ничто в моем наряде не напоминало вышедшего на промысел рыболова: ни рюкзак, посредством почтового ящика принявший форму куба; ни кургузые, по причине своей новизны и безгалошности валенки; ни отсутствие бура. Жалкое, в общем, зрелище. Может, именно жалость способствовала успеху моей просьбы, но так или иначе, бур для пробития дырки мне одолжили. Бурить было очень занятно и в течение следующих нескольких минут я познал, почему в рассказах бывалых зимников ледобур называют “грелкой”. Вычерпав остатки ледяной крошки из трудовой лунки, я приступил к ловле. Точнее, попробовал приступить. Мотыля-то у меня не было – им меня должны были снабдить товарищи. Вот незадача! О насадке-то я и не подумал!

Здесь надо сказать, что к рыбалке я всегда готовлюсь основательно. В полной мере это относится и к насадкам. Беру, как правило, разные и много. Причем, никогда не отказываю коллегам, по каким-либо причинам не имеющим того, на что в этот день ловится и что есть у меня. Но просить самому? Мало того – только что “брал взаймы” чужой бур, так теперь еще и мотыль? Что должны были подумать соседи-рыболовы? Наверное, подумали, что я инопланетянин, но щепотку мотыля все же дали. Вот он, священный миг первого заброса! Или как он там у нас, у зимников называется?

Дальше все пошло как по маслу: я “нашел дно”, усердно “тряс” и ненадолго “останавливал”, “стучал по дну” и плавно “поднимал”. Все как у людей! И так же не ловится. И так же обмерзает под жестоким морозом и не менее жестоким ветром лунка и леска. И так же мерзнут руки. Нет – руки у меня мерзли, наверное, больше, потому что через некоторое время я их, несмотря на варежки, почти не чувствовал.

Но рыбалка состоялась! Вопреки преградам я приехал, ловил, и так же как все ни фига за этот час не поймал. Все! Как говорится, мавр сделал свое дело, мавр может сматывать удочки и идти домой. Увлеченный этой мыслью, я быстренько собрался и рванул с реки вон. Хотя “рванул”, наверное, не совсем подходящее слово: вверх по склону валенки без галош скользили, и взобраться на гору стоило немалых трудов. Навстречу шли опаздывающие к утреннему неклеву рыболовы, с удивлением глядя на карабкающегося вверх подростка с рюкзаком за плечами. Наиболее коммуникабельные отпускали в моей адрес шуточки типа: “А паренек, вон, уже обловился – еле рыбу прет!” Настроение ухудшилось. Совесть напомнила о безобразной подготовке к любимому делу. Хотелось домой. Так хотелось, что я по ошибке сел не на тот трамвай и поехал не туда, куда нужно. Для мирных жителей-пассажиров вид мой в шапке-ушанке, ватных штанах и с рюкзаком, наверное, был довольно занятен. Во всяком случае, мальчуган лет 5 спросил про меня у мамы и она ему пояснила, что де мальчик (я, то есть) приехал из деревни к родственникам. Мне стало смешно. Я улыбался и смотрел в процарапанное во льду окошечко, чтобы не проехать остановку пересадки.

Других приключений у Одиссея в тот день не случилось и он благополучно вернулся домой.

На следующий день в школе я, как бывалый, рассказывал, что был “под трамплином”, что ни фига не клевало и что надо ждать “последнего льда”. Кстати, мои однокашники, ездившие на Горе-море поймали по несколько мизерных окуньков и я им не завидовал.

Несколько лет по разным причинам возобновить эксперименты по освоению “белого безмолвия” мне не удавалось. Но потом пошло, и пошло, и поехало. Я ездил, ходил, бурил, ловил. Ловил и ловлю. Вот и сегодня звонил товарищ Яша – приглашал на Суру – в прошлое воскресенье он “хапнул” там 14 кг “бели”. Собран ящик с 9(!) удочками на все случаи жизни, смешана прикормка, наковыряны личинки репейной моли, закуплены в достаточном количестве мотыль и червь.

Я готов. Дело за Удачей. Пусть запаздывает весна и за окном, несмотря на календарный апрель “минус” 7, пусть дует шквальный ветер и обещают снег. Пробьемся. И не в таких условиях ловили!

Осень 2000


От ведущего рассылки

Всем, кто пишет рассказы о рыбалке, предлагаю присылать их мне по e-mail  для публикации в рассылке. Можно присылать также рыбацкие байки и смешные истории. В письме необходимо обязательно указать, что Вы являетесь автором рассказа и разрешаете его публикацию в рассылке на некоммерческих условиях. При публикации рассказа рядом с Вашей фамилией или псевдонимом будет публиковаться Ваш e-mail (по желанию).
С уважением, Владимир Туманов.
tumanov@allfishing.ru

Рассылка выходит еженедельно (по пятницам).