Архив рассылки "Рассказы о рыбалке".

Выпуск № 3

НА ЧЕРЕМШАНКЕ

Автор: А. Никитин   (Альманах "Рыболов - Спортсмен" №7 1957г.)


Несколько лет назад в конце августа я был командирован на отдалённый участок горной тайги Нижнего Амура, где прокладывалась шоссейная дорога. Как всегда в моём походном рюкзаке лежали на всякий случай несколько лесок и десяток крючков с поводками. Но особенных надежд на рыбалку я не питал: никакой реки в том районе, куда я ехал, не было.

Маленький посёлок строителей дороги расположился между сопками в живописном распадке. По долине, в зарослях ивняка и черёмухи, протекала небольшая речонка, почти ручей, известная под названием Черемшанки. Черемша, этот вид дикого чеснока, обильно росла по заболоченным берегам речки, откуда та и получила своё название.

Первые три дня я даже не пытался ловить рыбу, но потом всё же не вытерпел, в один из свободных вечеров вырезал небольшое удилище и решил наловить на уху хоть пескарей да гольянов. Горстка не без труда   добытых червей, тоненькая жилковая леска с маленьким крючком составили всё моё "вооружение".

Отправился я вниз по течению. Берега густо поросли кустарником, пробираться сквозь него было почти невозможно. Я шёл прямо по каменистому руслу. Воды хватало едва по щиколотку. Местами речушка круто поворачивала из стороны в сторону, образуя небольшие ямки. Здесь течение было слабее, глубина доходила до метра. В прозрачной, как хрусталь, холодной воде не было видно ни одной рыбёшки...

"Надо же, однако, где-нибудь начинать",- подумал я и наугад забросил удочку в одну из ямок. К моему изумлению, почти мгновенно по дну метнулась тень, и леску резко повело под берег, подмытый водой. Короткая подсечка - сырое жидкое удилище согнулось в дугу, и на берег, сверкая радугой чудесного оперения, вылетел довольно крупный хариус. На душе сразу стало веселее. Оправив червя, я забросил удочку вторично. Не успел крючок опуститься на дно, как из под берега выскочило сразу несколько хариусов, и они стали отнимать червяка друг у друга, взбаламутив воду. Вот один, более ловкий, высвободился из мути и потащил за собой леску. Подсечка... Хариус перевернулся несколько раз в воде и сошёл. Постояв секунду, он бросился в бегство вверх по речке, временами с шумом вылетая из воды. А недавние его соперники тоже кинулись врассыпную. И снова в неглубокой ямке наступило спокойствие, как будто здесь вовсе не было рыбы.

К следующему повороту ручья я подходил уже осторожнее. Вылез на берег и, раздвинув кусты и высокую, в рост человека траву, осторожно опустил леску в воду... Мгновенный рывок - рыба сама засеклась и кидается из стороны в сторону. Поднять её на жиденьком сыром удилище невозможно. Я тихо сползаю в воду и, намокнув по колено, вывожу буяна к отмели. Это ленок грамм на семьсот. Красавец! Весь в крапинках, спина зеленоватая, под цвет дна, а плавники оранжевые.

Вот и уха! Но солнце ещё только склоняется над далёкими сопками. Ещё дышат дневным жаром заросли. И только по долине речки чуть веет первой вечерней прохладой. Сейчас должен начаться самый лучший клёв!

Закуканив свой улов, я стал пробираться дальше. Трудно представить себе более непролазное бездорожье. Краснотал заплёл, как паутиной, тонкими и гибкими прутьями берега речки. Нога то и дело проваливается в водомоины между кочками, срытыми под слоями прошлогодней травы. Мириады мошек вьются над головой и лезут в нос, в глаза, в уши... Кажется, идёшь в сером облаке.

Вот новый поворот речки, маленькая каменистая отмель и против неё - ямка метра три шириной. Течение ручья образует слабый водоворот. Тихо кружатся в воде первые сухие листики - грустные вестники наступающей осени... Тишина леса нарушается только журчанием холодной, чистой воды да удивлённым беспокойным попискиванием трясогузки, которая бесстрашно прыгает почти у моих ног и, раскачивая изящным хвостиком, поглядывает на меня бисерным чёрным глазком... Девственная тайга, где из года в год по берегам ложатся умирать нетоптанные травы, - царство нестрелянных птиц и сильной, непуганой горной рыбы!

Насадив на крючок лучшего червя, я тихим взмахом удилища плавно положил леску к противоположному берегу. Лёгкое грузило медленно тянет её вниз. Но что это? Леска идёт всё быстрее, быстрее и струной натягивается против течения. Не без волнения я подсёк и почувствовал, как крупная рыба повернулась в глубине омутка, тускло сверкнув беловатым брюхом, и с силой бросилась вниз по течению. "Спокойно, - шепчу я себе, - поменьше шуму!"

Минута или десять минут борьбы - в эти мгновения забываешь счёт времени, - и вот крупный, килограмма на полтора ленок, наконец в руках. Крючок засел глубоко в мясистой пасти. Не так просто его отцепить.

Чуть дрожащими от волнения руками я насаживаю нового червя и закидываю удочку в вершину ямки. Грузило легло на дно - это видно по чуть дрогнувшей леске. Но в чём же дело? Проходит пять, десять минут - поклёвки нет. Между тем рядом несколько раз всплеснул хариус, охотясь за комарами. Я потянул было леску, чтобы перезакинуть удочку, и в этот момент откуда-то снизу, как молния, выскочил хариус и схватил червя.

Так вот в чём дело! Рыба горных речек не любит летом подбирать пищу на дне. Но она хватает всё, даже соринки, которые несёт ей навстречу с переката течение. Червяк в движении - вот метод!

Когда солнце, в последний раз осветив косыми лучами стволы деревьев, скрылось за сопками, шнурок кукана с пойманной рыбой уже порядочно резал руку. Но за каждым поворотом манит новый омуток, новая ямка, сулящая неизвестные переживания! В сумерках, продираясь сквозь кусты и царапая лицо и руки сухими сучками, спешу я к последнему омутку с последним червяком на крючке.

...Вода льётся через ствол затонувшего дерева и, вскипев мелкими пузырьками, растекается по омуту. Над водой низко склонился густой куст черёмухи. Тихо, без всплеска, закинутая леска описывает круг, я то подёргиваю, то опускаю червя, и вдруг снова рывок - ожидаемый и вместе с тем внезапный. В тёмной воде на крючке ходит что-то большое, тяжёлое и медлительное.

"Хорош! - проскальзывает радостная и тревожная мысль. - Как бы не порвал!.."

В этот миг рыба резко потянула в сторону, бросилась в глубину... Леска остановилась.

"Зацеп!" - сообразил я, но было уже поздно: тонкая жилка лопнула, и в моих руках остался обрывок поводка, закрченный противным поросячьим хвостиком, - так умеет лопаться только жилка, когда её закрутит и хорошенько дёрнет крупная рыба.

"Эх!.." - вскрикнул я в величайшей досаде. Но только испуганная сойка ответила мне своим стрёкотом. И долго ещё перелетала она с дерево на дерево и всё посматривала бочком, так и не поняв, почему так жалобно кричал этот двуногий гость.

Вершины гор ещё были освещены отблеском зари, а в долине, в кустарнике, уже сгущались сумерки. Обратно  шёл я около часа, так далеко увела меня в этот вечер рыболовная страсть. Наконец, впереди, у подножия тёмной горы, мелькнул огонёк, залаяла собака, и через несколько минут я уже раскладывал свою добычу в палатке дорожников.

Прошло три года. Прямая и ровная, как стрела, шоссейная дорога прорезала тайгу, и где когда-то с трудом можно было пробраться пешком, теперь на полной скорости мчатся автомобили.

На Черемшанке давно поросло травой место, где стоял лагерь дорожников, но речка всё так же бежит, журча в зелёном гроте. Иногда я приезжаю сюда на мотоцикле, и всякий раз скромная речушка награждает меня увлекательными уловами.

Теперь я никогда не пренебрегаю таёжными ручьями, а иногда даже предпочитаю их большим рекам. 


От ведущего рассылки

Всем, кто пишет рассказы о рыбалке, предлагаю присылать их мне по e-mail (в формате html) для публикации в рассылке. Можно присылать также рыбацкие байки и смешные истории. В письме необходимо обязательно указать, что Вы являетесь автором рассказа и разрешаете его публикацию в рассылке на некоммерческих условиях. При публикации рассказа рядом с Вашей фамилией или псевдонимом будет публиковаться Ваш e-mail (по желанию).
С уважением, Владимир Туманов 
tumanov@fishing.pp.ru

Рассылка выходит еженедельно (по пятницам).