Архив рассылки "Рассказы о рыбалке".

Выпуск № 159

КАРПОВАЯ РЫБАЛКА

Автор: Валерий Дьяченко lavander@gtn.ru

Лето в Саратовской области в этом году выдалось дождливое. Погода никак не хотела устояться, кратковременная жара постоянно сменялась частыми ливнями с грозами. Хотя, обычно в это время года стоит, как правило, сильная жара.

Во вторник и в среду шёл дождь. Каково же было моё удивление, когда в четверг, ближе к обеду, приехал Лёха и предложил ехать на рыбалку завтра, в пятницу. Я думал, что он на рыбалке и приедет только завтра. Радости моей не было предела. Снова попасть на этот пруд, где так много карпа, где на прошлой рыбалке сорвался карп на 2 кг. Поехать туда на 2,5 суток было просто мечтой. Договорились выезжать в пятницу в 10 утра. Мне очень хотелось поймать побольше рыбы, и если повезёт, привести крупного, чтобы приготовить коктал - карпа горячего копчения. Весь вечер я собирался – варил нут (крупные бобы) с пшеницей, кашу, делал резинку, готовил спиннинг под донку и отлаживал удочки. Как потом выяснилось, удочка мне понадобилась лишь одна –  камышовая. Камышовая удочка – это относительно короткое, но мощное бамбуковое удилище, оснащенное шнуром, диаметром 0,19, способным выдержать нагрузку в 12-13 кг.

Ночью перед выездом я плохо спал. Комары, мысли о карпах, о такой рыбалке я мечтал весь год. Лёха приехал в 10.15. Поехали втроём: Лёха, Виктор (Лехин зять) и я. В нашей компании была ещё Нива – Гордей с женой Катькой и сыном.

К месту пробивались около 3-х часов, так как дороги развезло после дождей. А расстояние до места было около 120 км, 20 км из которых асфальт, а остальное полевые дороги. Никогда не думал, что Нива – машина с такой высокой проходимостью. Просто танк. Как выразился Лёха: «На Ниве ты в любую погоду вернёшься домой». Проехали через просёлок, по плотине и остановились возле неё, а Гордей поехал в дальний конец пруда. Стоит сказать, что Гордей очень опытный рыбак с большим стажем. А вот жена его всегда вызывала у местных рыбаков удивление. Даже если никто ничего не ловил, Катя всегда возвращалась с уловом с рыбалки. Вот видимо где пригождалась «женская интуиция».

С прошлых рыбалок я научился ловить карпа в «окне», которое приходилось в прямом смысле вырезать в тростнике. Карп в основном стоял у самого берега, где была обильная кормовая база. На чистой воде он практически не клевал.

Зная шустрость Гордея, я решил проплыть к своим «окнам» и, так сказать, их обозначить. Мне хотелось дождаться вечера, и на зорьке поставить резинку, когда местные уйдут по домам.

Стали накачивать наши самодельные лодочки, складывать прикормку, необходимые снасти. Минут через 20 я был на своих «окнах». Минут через 10 появился на воде Гордей. Стало ясно, где чьи «окна». Мои и Юрины «пятаки» почти не заросли с прошлой рыбалки и, подчистив штуки 3 из 10, я стал их прикармливать. Кормил, подбрасывая небольшое количество распаренного нута с пшеницей, буквально по жменьке. Погодка стояла жаркая. Солнышко припекало. Было около 15-ти часов, когда я забросил удочку. Насадка сначала была – распаренная кукуруза, но на неё не клевало, и я решил поставить нут. Рыба не клевала, видимо из-за того, что стояла приличная жара. Но я особо и не рассчитывал на «окна», так как думал, что крупного карпа мне стоит искать у плотины и ловить на более тонкие снасти.

Пока я плавал, чистил «окна» и прикармливал, незаметно подошла гроза. Думая, что она пройдёт стороной, я ждал, когда уйдут с плотины казахи. Начал накрапывать дождик и в фотоаппарат я увидел, что на плотине остался только Витька. Я решил ещё маленько половить на «пятаках» и начать сдвигаться к плотине. Дождик стал усиливаться и в одной футболке стало неуютно. Вдруг я посмотрел в сторону, где остановился Гордей, откуда и шла гроза. Единственное, что я услышал, это его крик Катьке: «Выгребай»! Шум и пелена приближающегося ливня сорвала меня с места. Давненько я не попадал под такой сильный дождь! Доплывал обычно до плотины минут за 20, теперь ветер домчал меня минут за 5, пару раз по пути чуть не опрокинув моё маленькое судёнышко. Хорошо, что я догадался опустить удочку, которая торчала как мачта паруса. Ветер настолько сильно кренил лодку, что вода пару раз переливалась через борт. И только моё своевременное и правильно принятое решение опустить коротенькие весла глубоко в воду придало лодке устойчивость. Они работали как кили. Пока доплыл до берега, я промок насквозь. Залез в Ниву, где отсиживались мужики. Витька налил самогонки, и стало маленько теплее. Гроза была недолгая и минут через 40 мы снова собрались рыбачить. Я решил поставить резинку. Но леска на ней оказалась очень слабая. Я решил оставить затею рыбачить с плотины и поплыл на «окна». Как потом выяснилось, это было правильное решение.

Решив начать с Юркиных «окон», в первом же прикормленном «пятачке» я вытащил килограммового карпа. Опустив его в садок, который привязал между «окнами» за камышом, я поплыл к следующему «пятаку». Дело в том, что после поклёвки и шумного вываживания карпа, на этом месте минут 15 не клюёт. Проплавал я уже около часа, клевало плохо. «Молчали» как мои, так и Юркины «окна». Наконец я решил заглянуть в своё первое «окно», где на прошлой рыбалке у меня сошёл двухкилограммовый карп. Но вот поплавок опустился в моём первом «пятаке» и тут же запры-гал, донимаемый мелкими рыбёшками. Хороший признак. Значит, рыба держится в районе разбросанной прикормки. Крупная рано или поздно вытеснит мелочь. Как правило, после частых подпрыгиваний поплавка следовала мощная карповая поклёвка.

Итак, поплавок запрыгал, заплавал по «окну», а я аккуратно положил удочку на загнутый камыш, ожидая поклёвки. Вдруг поплавок замер, а затем медленно и уверенно поплыл в сторону, одновременно медленно притапливаясь. Сердце ёкнуло. Я схватил удочку и сделал резкую и уверенную подсечку, одновременно держа леску-шнур в левой руке. Почувствовав тугие толчки крупной рыбы, я постарался не дать ей уйти в сторону, в тростник. И когда на поверхности воды показался круглый жёлтый бок с розовыми плавниками, сердце просто сжалось в кулак. Это был ещё один шанс. На прошлой рыбалке, в этом же «окне» у меня была поклёвка такого же крупного карпа. Но тогда он резко ушёл в камыш. Закрутив шнур вокруг тростника, он дал себе слабину и сошёл с крючка. Я хорошо помнил об этом, и главная задача была не дать карпу уйти в камыш. Но вот первые рывки погашены и, удерживая рыбу в натяг, дав ей глотнуть воздуха, я стал подтаскивать ее к лодке. Поднять над водой, как я это делал с килограммовыми карпами, было просто невозможно. Эту затею я сразу оставил, так как такая крупная рыба могла запросто разогнуть крючок или сломать снасть. Но вот карпу всё-таки удалось слегка захлестнуть шнур за камыш, и он повис на леске, высунув над водой голову и часто открывая рот. Натяжка лески всё равно сохранялась. Я потянулся назад и взял подсак. Но рыба находилась далековато, и длины подсака явно не хватало. Положив подсак на тростник перед карпом, я стал подтягивать лодку к нему, держась за камыш свободной левой рукой. Возникла новая проблема – торчащие из воды обрезанные тростины мешали притопить подсак и подвести его под карпа. Пытаюсь завести его в подсак, а он не помещается. Тут карпу надоело за всеми моими движениями наблюдать, да ещё я его задел ободком подсака и он делает сильнейший рывок. «Коктала не будет!», - мелькнула у меня мысль. Рыбина снова уходит в «окно». Весь мокрый от брызг я гашу его рывки. Притапливаю подсак, выбрав чистое место, и медленно пытаюсь завести туда карпа. И вот, наконец, карп погружается в подсак, и я волоком втаскиваю его в лодку. Всё! Сбылось то, о чём мечтал целый год – побороться с крупной и сильной рыбой!!! На меня накатилась такая сильная волна радости, что я стал просто смеяться.

Сфотографировав трофей, я повёз его к садку. Опустив рыбу в садок, мне захотелось просто посидеть и успокоиться после пережитых минут. Радость волнами накатывала на меня. Рыбачить уже особо не хотелось, так как - то, за чем я приехал на рыбалку, свершилось!

Стало смеркаться. Мне удалось поймать ещё одного килограммового карпишку. Надо было выдвигаться к берегу. Подплывая к берегу, я «пересёкся» с Лёхой. «Ну, как дела?», - спросил я. «Так себе, поймал с десяток», - ответил Лёха. «А как у тебя?», - поинтересовался он. «Взял трёх штук, одного хорошего, килограмма на два с половиной», - ответил я. «А ну покаж!», - сказал Лёха, подплывая ко мне. «Да, приличный», - увидав карпа, добавил он. Мне было особо приятно услышать похвалу от очень опытного рыбака. Ещё когда мы ехали на пруд, я сказал ему: «Мне надо все лишь одного карпа, но большого!» «Видишь, какой хороший пруд, ты заказывал, заказ выполнен»,- сказал, подмигивая мне Лёха.

Через полчаса все собрались на берегу. Перед тем, как ставить палатку, Лёха решил съездить за соломой, целые стога которой, находились в километре от нашей стоянки. После прошедшего дождя было очень сыро, и грязь была почти по-щиколотку. Солому было решено положить под палатку, чтобы она не отсырела на мокрой земле. Решили съездить вместе. Сели в машину и Леха стал сдавать назад. Он хотел проехать метров 50-70 между озером и плотиной и выехать на хорошую дорогу. В темноте не видно было дороги и, вместо того, чтобы прижаться к плотине, Леха стал сдавать ближе к озеру. Надо заметить, что у самого озера были заросли травы. Леха рассчитывал, что там твёрдая почва, но это было не так. Трава росла по колено в воде. Нива левыми колёсами съехала с берега и плотно увязла в топкой растительности. Блокировка колёс не помогла. Леха в свойственной ему манере высказал, всё, что он думает по этому поводу, вспомнив фраерка и его маму. Нива здорово накренилась на левую сторону. Мы с Витькой пробовали ее толкнуть, но она сидела настолько плотно, что не было даже раскачки. Пришлось нам с Лехой идти пешком по жуткой грязи. Сумерки сгущались, темнело быстро. До соломы добрались минут за двадцать. Не успели мы раскрыть мешки, как к нам подошёл казах. Это был крепкий мужик – сторож тракторов, стоявших неподалёку. Он боялся, что мы пришли воровать солярку с машин. Поговорили по душам, нашли общих саратовских знакомых. Казах рассказал, что уборочная стоит из за дождей. Мужик оказался разговорчивым. Мы слушали его, набивая 4 мешка соломой. Попрощавшись, с общительным казахом, мы двинулись в обратный путь. Было практически темно, а мы шлёпали по грязи в сторону нашего лагеря. Хорошо, что Витька развёл костёр на берегу. Пришли, поставили палатку, установили переноску, протянув ее от застрявшей Нивы. Свет направили на палатку, и внутри она засветилась приятным синим цветом. Накрыли стол. Сели ужинать. Налили перед ужином по «пять капель». Было очень уютно в этой маленькой компании, несмотря на сырость и грязь на берегу. Через пол часа пришёл Гордей со своим семейством, и стало совсем весело от всеобщего гомона. Они рассказывали, в свойственной им манере, о рыбалке, описывая всё фольклорными выражениями. От Гордея не отставала и Катя. Они были очень довольны рыбалкой. Стоит отметить, что Лехе свойственна была особая манера говора. Смесь волжского, протяжного разговора с обрывистым казахским акцентом. Откуда у цыгана был казахский акцент, я не знаю. Наверное, он много общался с казахами. Меня это всё время забавляло и, приехав, домой, уже после рыбалки, я наблюдал перенятую у Лехи манеру разговора. Закончив с ужином, допив пиво и проводив гостей, мы расстелили спальники в палатке. Было решено спать всем вместе. Поболтав ещё немножко, мы все заснули под размеренный Витькин храп. На улице накрапывал дождик, постукивая по палатке. Впереди было ещё 2 дня незабываемой рыбалки и приключений.

Наступило утро. 4.30. Забрезжил рассвет. Проснувшись, мужики закряхтели в палатке, переворачиваясь с боку на бок. Не хотелось выбираться из тёплых спальников и согретой дыханьем палатки. Но стоило представить, как упруго забьётся карп на леске, как ты почувствуешь на удочке сильные толчки крупной рыбы, сон как ветром прогнало.

Встали, попили чайку с печенюшками. Я подкачал, подспустившую за короткую летнюю ночь лодку, обновил приваду. Оставив Витьку рыбачить на плотине, мы медленно поплыли каждый на свои «пятаки». Доплыв до своих «окон», я решил их сразу прикормить по очереди и со следующего круга уже рыбачить. Высыпая по горсти варёного нута с пшеницей, я оплыл все свои «окна». Вновь вернулся на первое. Тут же последовала поклёвка полуторакилограммового карпа. Вытаскиваю его, бросаю горстку нута испуганной рыбе и переплываю на следующее «окно». Утро разгоралось.

Нива стояла застрявшая на берегу, и каждый раз, когда мы слышали звук работающего трактора, Леха кричал Витьке: «Витя, трактор!!!» Витька выбегал на плотину пытаясь, просигналить едущему вдалеке трактору. Была суббота, и в поле не было работающих тракторов. Рано утром проезжал один «Белорус», он запросил 150 руб., что для тех мест очень много. Да и не было раньше такого, чтобы за помощь брали деньги.

Как было ещё ранее замечено, карп начинал активно клевать часов с 7-ми и заканчивал часов в 11 часов утра. Но в тот день уже с утра накрапывал дождик, и клёв должен был продолжаться весь день.

Не все «пятаки» «работали». Порой требовалось прилично времени, чтобы напуганная после поклёвки и вываживания рыба, вновь могла вернуться на место. Часам к 12 я поймал уже больше десятка карпов, среди которых были экземпляры больше килограмма, но такого крупного, как вчера, не было. По идее, клёв уже должен был стихать, но шёл дождь и карп особенно активно брал во время сильного ливня.

Карп клевал мощно! Приплывая на новое окно, я, как правило, не ждал долго поклёвки. Если крупная рыба там есть, то клевала она буквально через несколько секунд. Поклёвки были разные. Поплавок мог медленно притонуть и оставаться некоторое время на месте, а мог сразу резко идти в сторону. Главное было не прозевать этот момент и не дать рыбе зайти в тростник. В таком случае мог быть сход.

Дело близилось к обеду, мы собрались на берегу, чтобы маленько перекусить, тем более, что погодка маленько разгулялась и выглянуло солнышко. Стали обсуждать, как быть с застрявшей Нивой. Я говорил Лехе, что машину надо будет вытащить сегодня, потому что завтра будет некогда и неизвестно, какая завтра будет погода. Пришёл Гордей. У него клевало в тот день похуже. Он сказал, что ещё пару часиков, дорога и плотина подсохнет, он сможет к нам проехать и поможет дёрнуть Ниву. Так что было решено ещё порыбачить пару часиков.

Только я выплыл на воду, как через пол часа на нас вышла огромная гроза. Она разделилась перед прудом на две части и стала подходить с двух сторон. Я стоял в камышах со стороны солнца и наблюдал, как величественно гроза обходит нас, как сквозь мощнейшие вихревые потоки вверху пробивает молния. Особенно красиво выглядела пелена дождя. Словно нити с небес спускались струи воды, освещенные солнцем. Незабываемое зрелище.

Надежда на то, что Гордей дёрнет нашу Ниву, исчезла, как ушедшая гроза. Мокрая плотина была очень опасна, по ней не то, что ехать, идти было тяжело.

Дождик стал стихать и совсем помокший и замёрший, я поплыл к берегу. Витька тоже прилично промок. Мы решили с ним идти в село поискать, чем погреться и договориться с трактористом. Я шёл босиком по теплой и мокрой глине всё время, думая о том, как могут жить люди в таком месте. Они асфальт видят раз в месяц и то, если едут в ближайший райцентр километров за 100. В первом же доме нам рассказали, где найти самогон и тракториста. Купив самогон, мы пошли к дому тракториста. Искать было не сложно. В селе одна улица. Молодой парень казах оказался очень приветливым. Надо сказать, что в тех местах живёт очень много казахов, так как не-далеко от границы с Казахстаном. Булат, так звали тракториста, согласился вытащить нашу машину. Назад мы возвращались на тракторе. Леха, услыхав шум мотора, уже прогревал машину. Подъехали. Зацепили Ниву. Булат стал сдавать назад. Но Нива стояла как вкопанная. Трактор, с шустрым парнем Булатом, елозит на месте. «Булат, земляк, ты развернись и дёрни Ниву вперёд. Двигаясь назад, ты ее не вытащишь!», - говорит ему Витька. Но казахский народ немногословен и мудр. Булат начинает объезжать Ниву спереди и вместо того, что объехать ее со стороны плотины, боясь задеть машину, обходит Ниву со стороны озера. Тут трактор скромного Булата попадает в ту же топь, где сидит наша машина. Застрял! Ни вперед, ни назад. Закопался. Булат выпрыгнул из трактора, обошёл его, улыбнулся спокойной казахской улыбкой и говорит: «Надо ещё один трактор». Сказав это, он молча побрёл в село за новым трактором. (Гениально! Если один трактор не может вытащить Ниву, то два точно смогут).

Всё-таки казахи классный народ! Сидел Булат дома, ужинал. Приходят два небритых замёрзших мужика, просят сначала стакан, закуску, а потом говорят мол – помоги, земляк, вытащи машину. Булат сорвался, приехал, посадил свой трактор и пошел за новым. Мы стоим втроём – ржём!!! Думаем: «Теперь нас точно вытащат».

Минут через тридцать приезжают уже два казаха. Такой же трактор. Дергают Булата - никакого результата. Плотно сидит. Булат говорит: «Да хрен с ним. Пусть сидит до понедельника. Председатель отругает меня, да сам и вытащит». Мы ему говорим: «Ну, нас-то вытащите! Ведь за этим-то вас и звали в самом начале». «А-а вас? Да без проблем», - говорит второй казах. Зацепил Ниву своим трактором и выдернул ее легко как консервную банку. Заплатили мы им в знак благодарности 60 целковых. Они уехали, а мы ещё долго не могли угомониться. Стали готовиться к ночи, собирать на «стол» остатки еды. И только часов в 11 ночи казахи пригнали невесть откуда гусеничный трактор «ДТ» и в потёмках, при свете прожектора, вытащили «Булатовского коня». Опять пришёл Гордей с семейством, и мы долго ещё обсуждали наши Российско-Казахские приключения. Легли спать в первом часу ночи. Пытаюсь уснуть, а перед глазами прыгает поплавок. Нырк-нырк и пошёл в сторону. Нарыбачился.

Просыпаться и вылезать пусть даже из отсыревшей палатки в третье утро совсем не хотелось. Кружечка горячего чайку придаёт бодрость.

Выходим с Лехой на воду. Пробую ловить на «чистом». Просидел примерно час – тишина. Конечно, можно было получше прикормить, но в последний день все-таки больше хотелось половить именно на камышовую удочку. На этой удочке чувствуешь рыбу лучше. Медленно поднимаешь поплавок к самой вершинке удилища, потом медленно опускаешь удочку, пока поплавок не коснётся воды. Тихонько кладёшь удочку на заломленный камыш, а свободный шнур остаётся в левой руке. Он тоже участвует в вываживании, не давая рыбе уйти в тростник.

Плыву на свои «окна» и сразу начинаю ловить. Сделал круг по всем «пятакам», проплываю мимо своего «окна» №1. Думаю: «Сейчас заплыву, брошу прикормки и начну с дальнего». Подплываю тихонько, едва опуская вёсла в воду, и мне открывается такая картина. Карп кормится прямо на поверхности воды, хватая ряску, и высовывая из воды усатые рты. «Водяные поросята» обсасывали камыш, выставляя над водой мощные спины. Карп в этом пруду был совсем не пуганный, так что я мог совершенно спокойно наблюдать за пасущимся карпом. Это было очень красиво. Незабываемое зрелище.

Вдоволь нарыбачившись часов до 12 и ещё заплыв на прощанье в своё первое «окно», я с благодарностью покидаю этот богатый крупным карпом пруд.

Есть еще в волжских степях затерянные пруды с диким карпом. И как хотелось бы надеяться, что местные жители смогут сохранить это богатство.

Добрались мы до дому часам к 7- ми вечера. Я приготовил обещанный кактал из самого крупного карпа. В тот вечер все кушали рыбу, расспрашивали о рыбалке, невольно перенося меня в то волшебное карповое место.


От ведущего рассылки

Всем, кто пишет рассказы о рыбалке, предлагаю присылать их мне по e-mail для публикации в рассылке. Можно присылать также репортажи, рыбацкие байки и смешные истории. В письме необходимо обязательно указать, что Вы являетесь автором рассказа и разрешаете его публикацию в рассылке на некоммерческих условиях. При публикации рассказа рядом с Вашей фамилией или псевдонимом будет публиковаться Ваш e-mail (по желанию).
С уважением, Владимир Туманов.
tumanov@allfishing.ru