Архив рассылки "Рассказы о рыбалке".

Выпуск № 144

ПРИМАНКА ДЛЯ РЫБОЛОВА
детективная повесть

Автор: Евгений Константинов konst1959@mail.ru

1

..Размеренные взмахи весел заставляли лодку плавно, без заметных рывков, скользить по спокойной поверхности озера. Ветер, чуть раньше напоминавший о себе лишь легкими дуновениями, теперь совсем стих, и на воде сразу во многих местах можно было видеть расходящиеся круги от всплесков играющей мелкой рыбешки. Иногда рыбы покрупнее выпрыгивали из воды и плюхались обратно, и тогда круги получались двойными и неровными.

Девушка лет семнадцати, держа в руках спиннинг, вполоборота сидела на корме большой трехместной лодки и внимательно смотрела на согнувшуюся вершинку удилища и тянувшуюся в воду леску. По напряжению на лице было ясно, что в любую долю секунды девушка готова сделать подсечку и поймать клюнувшую рыбину. Она была в белых кроссовках, спортивном сине-зеленом костюме и такой же бейсболке, из-под которой выбивались пышные рыжие волосы. Второй спиннинг, вершинка которого также плавно сгибалась и разгибалась в такт движению лодки, был вставлен в специальное крепление на борту.

Еще одна рыжеволосая девушка, очень похожая на рыбачку, но года на два моложе, по-турецки восседала на носу лодки. Короткая юбка почти не прикрывала ее загорелые ноги, но девушка особо об этом и не заботилась. Все ее внимание занимал сидевший к ней спиной и работавший веслами широкоплечий мужчина. Девушка годилась ему в дочери, но смотрела на него скорее как на любовника. Казалось, что она готова вот-вот прикоснуться к его мускулистым рукам, погладить его широкую спину, но удерживает ее от этого только присутствие в лодке девушки со спиннингом.

Мужчина время от времени оборачивался, и, прежде всего, смотрел на ноги, а уж потом встречался с ее заинтересованным взглядом. Они смотрели друг на друга несколько секунд, потом он со вздохом отворачивался, не забыв напоследок еще раз глянуть на ее привлекательные и такие соблазнительные загорелые ножки.

Озеро жило своей жизнью, лодка продолжала движение, и кто-то жаждал поймать щуку покрупнее, кто-то, вздыхая, греб, а кто-то предавался таким сладостным фантазиям...

2

- Марья! - вскрикнул я. Правая нога машинально придавила педаль тормоза, и через несколько метров моя машина плавно остановилась. Можно было бы все сделать гораздо эффектней - со скрипом тормозов и резкой подачей назад сквозь облачко поднятой пыли. Но рядом с Марьей стоял полицейский, и мои резкие движения могли привлечь его внимание.

В зеркало заднего обзора я видел, как она, подставив ладонь себе под попку и полуприсев на сверкающий чистотой багажник полицейской машины, что-то говорит ее хозяину, а тот время от времени согласно ей кивает, не забывая вертеть головой по сторонам. Происходило все это в полусотне метрах от придорожного ресторанчика - того самого, где полтора месяца назад я познакомился с Марьей...

..Вернее, это она подсела за мой столик, когда я уже доедал завтрак, и с печальной улыбкой спросила, не по пути ли нам. Не знаю почему, но мне всегда не нравились рыжеволосые. Я бы не назвал это неприязнью, но, если честно, среди моих знакомых никогда не было хотя бы одного рыжего парня или девушки. Возможно поэтому, увидев ее волосы, я растерялся и, кажется, даже покраснел, чем вызвал у нее еще одну улыбку, теперь уже скорее лукавую, чем печальную.

- Мой дом стоит на берегу Юшкозера. Это всего в сорока километрах отсюда по очень хорошей дороге.

Теперь в ее словах чувствовалась властная нотка, словно она разговаривала с таксистом, которому заплатила приличные чаевые. Ее волосы, конечно, были крашеные. Ведь не могут же быть у рыжеволосых карие глаза? У блондинок могут, а вот у рыжих - никогда. Так мне, во всяком случае, казалось. Хотя, как я мог судить об этом, если с рыжими почти не общался!

- Меня зовут Марья, - сообщила она, и я, непонятно почему снова покраснел. Имя Марья всегда ассоциировалось у меня с детской сказкой Марья-искусница". Правда, вместо искусница" мне всегда хотелось сказать искусительница"...

- Виктор, - представился я. - Но, боюсь, я не смогу вам помочь.

Тороплюсь на открытие рыболовного турнира.

Она посмотрела мне в глаза, снова улыбнулась, на этот раз как-то разочарованно и, кажется, решила оставить меня в покое, но я вовремя удержал ее за руку.

- Я довезу вас до самого дома!

Не успели мы отъехать от кафе, как Марья начала рассказывать об озере, на берегу которого живет, прямо-таки небылицы. И что щуки там водятся полутораметровые, и что окуни спиннинги ломают... Так мог разглагольствовать или настоящий рыбак-хвастунишка, или заинтересованный в клиенте хозяин рыболовного отеля. Оказалось, что Марья и в самом деле была хозяйкой Рыболовного эдема" - недавно открывшегося небольшого отельчика, принимающего рыболовов и предоставляющего все услуги для рыбалки.

- В общем, забудьте про свой дурацкий турнир - у нас в Юшкозере поймаете в десять раз больше, - сказала она. И с лукавинкой в голосе добавила: - А я могла бы стать вашей наставницей. Мне в озере все щучьи места известны...

Но каким бы соблазнительным ни было это предложение, принять его я не мог. Соревнования, к которым я готовился несколько месяцев, пропускать было нельзя, к тому же меня ждал напарник, вместе с ним мы составляли довольно сильную команду. Поняв, что все уговоры напрасны, Марья нахмурилась и оставшуюся дорогу почти не разговаривала, только нервно наматывала на мизинец прядь своих рыжих волос да покусывала пухлые губки.

Мне даже стало ее немного жалко, и я пообещал специально заехать к ней в следующий раз, может быть, даже сразу после окончания соревнований. Но Марья заявила, что на ближайшие полтора месяца все места в Рыболовном эдеме" забронированы. Это, конечно, было сказано мне на зло, ведь в недавно открывшемся отеле, вряд ли сразу будет дефицит свободных мест.

А потом на одном из перекрестков Марья велела остановить машину, сухо меня поблагодарила, хлопнула дверцей и, напоследок показав пальцем на табличку, прикрепленную к толстой сосне, пошла по дороге, уводящей вниз и направо. На табличке было написано, что дальше проход и проезд запрещены, так как земля принадлежит частному лицу.

Я не люблю нарушать какие-либо запреты, но, как это иногда бывает, предупреждение девушки меня спровоцировало. Проехав вперед метров триста, я заглушил мотор и, благо дорога была под уклон, покатился обратно, иногда слегка подтормаживая. Миновав перекресток с табличкой на сосне, проехал еще немного, остановился и пошел догонять Марью. Хотя и не совсем понимал, для чего это делаю.

Вскоре густой лес справа от дороги начал редеть, и сквозь нечастые стволы сосен засеребрилась вода. Я догадался, что до отеля осталось совсем немного, и прибавил хода, но догнать свою попутчицу так и не успел. После очередного поворота дорогу преградили решетчатые металлические ворота, вправо и влево от которых тянулся такой же забор. Я пошел налево вдоль него, пока сквозь решетку не увидел посередине большой поляны аккуратный домик с красной черепичной крышей - видимо, тот самый отель. Понаблюдав немного за входом в дом, но так никого и не увидев, я направился обратно к машине, решив обязательно здесь побывать и порыбачить в обществе рыжеволосой наставницы...

..Остановка на обочине без каких-либо видимых причин, наверное, у любого полицейского должна вызвать хотя бы простой интерес. Вот и собеседник Марьи, уже не меньше трех раз посмотрел в мою сторону. Я не стал больше плодить в его мозгу лишние вопросы, включил передачу и подал назад.

- Скажите, пожалуйста, какой дорогой лучше всего добраться до Юшкозера? - спросил я у полицейского, даже краем глаза не взглянув на Марью.

- Вы собираетесь там рыбачить? - ответил он вопросом на вопрос.

Я очень не люблю беседовать в таком стиле. Что мешает человеку на простой вопрос дать простой ответ?

- А там хорошая рыбалка? - в свою очередь спросил я.

- Хм, - он бросил взгляд на заднее сиденье, на котором в коротком чехольчике лежал телескопический спиннинг, и уставился в стекла моих солнцезащитных очков. Но в них можно было увидеть разве что свое искаженное отражение. Мне показалось, что только присутствие рядом девушки удерживает его от желания продемонстрировать власть полицейского.

Возникла пауза, во время которой мужчины не могли не посмотреть на молчавшую девушку. И только тут я понял, что это не Марья. На Марью она была очень похожа, как сестра на сестру. Но, кажется, была чуть выше ростом, не так курноса, да и волосы у нее были меньше завиты и выглядели благороднее, что ли.

- Госпожа Клео, может быть, вы лично расскажете молодому человеку о прелестях рыбалки на вашем прекрасном озере? - спросил страж порядка.

Она не очень торопилась с ответом. Кажется, госпожа Клео тоже была недовольна моими очками. Усугублять это неудовольствие мне не хотелось. Я снял очки и, несколько раз наивно моргнув, постарался улыбнуться ей, как можно приветливей. Девушке ничего не осталось, как улыбнуться в ответ, на что полицейский как-то двусмысленно хмыкнул и, пнув ногой покрышку моей тачки, медленно направился к кафе.

3

Дорогу на Юшкозеро я помнил по прошлой поездке, но решил до последнего не признаваться спутнице, в том, что уже был в этих местах.

- Направо! - госпожа Клео наконец-то прервала молчание, и я специально затормозил резко, хотя видел этот поворот издалека.

- С вашего позволения я немного сбавлю скорость, а то, черти окунячьи, в следующий раз мы врежемся в одну из этих замечательных сосен, - я постарался придать лицу озабоченное выражение.

Госпожа Клео, так похожая на ту, о которой я, не переставая, думал последние полтора месяца, не обратила на это внимания. Еще раз взглянув на мой спиннинг, она сказала:

- Я, конечно, не хочу вас разочаровывать, но на Юшкозере с такой снастью вам будет нечего делать. Для наших щук это просто соломинка.

- У меня в багажнике есть кое-что посолиднее, - сказал я. - Но, вообще-то меня никогда особо не вдохновляла гонка за трофейными экземплярами. Гораздо важнее сам процесс.

- Ну-у-у, - разочарованно протянула она, - в таком случае вы не настоящий рыбак.

- Да?! А что вы скажете на это? - я повернулся, чтобы показать значок в виде судака с распущенным спинным плавником у себя на левом кармане
куртки. - Полтора месяца назад эту рыбку мне вручили за первое место на соревнованиях по ловле спиннингом с берега.

- На ваших соревнованиях не было моей сестры - она бы всех заткнула за пояс!

- Неужели?!

- На ее счету несколько щук тяжелее десяти килограммов, - сказала госпожа Клео. - И вам ни за что не обловить Марью.

- Вашу сестру? - При звуке ее имени, в груди у меня что-то екнуло.

- Да. Мы очень похожи, но она младше меня на два года. Рыбу ловит с детства и знает на Юшкозере все глубины. Так что тягаться с ней бесполезно. Между прочим, если вы понравитесь Марье, то она возьмет вас с собой на рыбалку. И, конечно, обловит.

- Ну, это мы еще посмотрим, - не согласился я.

- А здесь и смотреть нечего. - Уверенность, звучавшая в голосе Клео, задела бы за живое любого азартного человека, тем более рыбака. Это было настоящим вызовом. Я и сам порой точно также подзадоривал своих друзей, чтобы спровоцировать на спор и выяснить, кто из нас лучше ловит. Но сейчас возражать не стал. Впереди показался перекресток, где я в прошлый раз высадил Марью.

- Здесь мы поворачиваем направо, а дальше начинаются наши владения, - сказала Клео.

- И эти владения большие?

- Да, - Клео вздохнула, - наши родители в свое время не поскупились. - Вы живете с ними?

- Мы сироты, - сказала она резко. Я подумал, что дальше эту тему развивать не стоит, но меня словно кто за язык тянул:

- Мой отец тоже умер три года назад, и чем дальше, тем больше я о нем думаю.

Клео посмотрела на меня так, будто я изрек очень значительную мысль. Наверное, маленький ребенок также глядит на маму, которая рассказывает ему новую сказку.

Когда сквозь поредевшие деревья заискрилась вода, мне почему-то нестерпимо захотелось поймать в Юшкозере трофейную щуку. И чтобы при этом вместе со мной в лодке обязательно была Марья. Или, может быть, ее сестра?

- А вы сами-то рыбалку любите? - спросил я с надеждой, что ответ будет положительный.

- Раньше любила...

4

- ...Как обращаться с мотором вы прекрасно знаете и вполне можете обойтись без моей помощи. Бензина достаточно. В крайнем случае, садитесь на весла. Ну, а куда плыть, решайте сами, - широкоплечий мужчина хлопнул ладонью по крышке мотора и уступил место на корме лодки рыжеволосой девушке.

- Не волнуйтесь, господин Петерис. Все будет нормально.

- Может быть, сегодня, госпожа Клео, вы попробуете ловить только на один спиннинг, - предложил мужчина. - А то при вываживании щука может перепутать лески.

- Ерунда, - отмахнулась девушка. - Вы лучше скажите, где вас подобрать и через сколько? Часика через два-три?

- За три часа мы, наверное, обловимся, а, госпожа Марья? - Мужчина посмотрел на такую же рыжеволосую девушку, сидевшую на поваленной березе, вершина которой утонула в воде.

- Или вообще ничего не поймаем, - девушка пожала плечами.

- Через три часа вы сможете забрать нас на этом самом месте, госпожа Клео, - сказал мужчина, перешагнув через борт на берег и слегка оттолкнув лодку. - Мы пройдем вверх по реке, которая совсем недалеко отсюда впадает в озеро. Там есть несколько хороших перекатов и один омуток. Так что неизвестно, чей улов сегодня будет богаче: ваш или наш?

- Вот и проверим, кто из нас лучше ловит, - согласилась Клео, заводя мотор.

Расстояние между берегом и лодкой стало увеличиваться, и девушка обернулась, чтобы махнуть своим конкурентам на прощанье рукой. Марья, оперевшись на плечо господина Петериса, прыгнула с дерева, ее юбка задралась, и Клео успела заметить, что на сестре нет трусиков...

* * *

Уже через двадцать минут Клео увидела, как вершинка ее любимого спиннинга, чуть вздрогнув, стала неумолимо сгибаться к воде. Рыбачка, заглушив мотор, выхватила удилище из держателя. Оно сразу потянуло за борт. Клео повернула рычажок фрикциона, и натянутая леска начала метр за метром ускользать с проворачивающейся шпули. На этот раз на глубинный воблер позарилось что-то слишком солидное, совладать с которым в одиночку оказалось проблематично. Главной проблемой было то, что следование основному правилу, усвоенному Клео при ловле крупной щуки - не торопиться с вываживанием" сейчас оказалось неприемлемым. Рыба, где-то в глубине ходившая сначала по небольшой амплитуде из стороны в сторону, вдруг неумолимо потянула к берегу, и, как и предупреждал господин Петерис, лески спиннингов перехлестнулись. В результате блесна второго спиннинга где-то в глубине зацепилась (за подводную корягу или еще за что-то) и, пока Клео пыталась ее освободить, щука сошла.

Как же это было обидно! Ведь до сих пор из двух сестер только Марье удавалось ловить щук действительно крупных размеров. А ей - Клео - ну просто фатально не везло. Если и хватала блесну пятнистая хищница, и если ее удавалось вытащить, то при взвешивании рыба тянула никак не тяжелее четырех килограммов. А вот у Марьи попадались щуки, весившие раза в два больше. Сейчас было вдвойне обиднее еще и потому, что лески настолько переплелись между собой, что образовали огромный парик", на распутывание которого понадобился бы не один час. Потратив на это бесполезное занятие несколько минут, Клео достала раскладной нож и в сердцах раскромсала неподдающиеся лески. Рыбалка закончилась.

Клео отбросила снасти и, забыв про мотор, села на весла. До берега было недалеко. Вскоре она оказалась как раз там, где недавно высадила младшую сестру и господина Петериса. А ведь он наверняка тоже знает, что под юбкой у Марьи ничего нет! - подумала Клео сначала как-то отвлеченно, но на душе тут же стало неспокойно. - Господин Виктор хоть и слуга, но мало ли какие мысли могут прийти в голову мужчине при виде голого девичьего тела. Тем более сестра в свои пятнадцать лет такая симпатяшка. Но Марья-то тоже хороша - забыла надеть трусики. А, может, она сделала это специально?"

Клео выскочила на берег и наспех привязала лодку к стволу дерева. Господин Петерис говорил, что они собираются ловить рыбу где-нибудь на реке, а до нее по берегу озера было метров двести. Клео решила срезать угол и пошла напрямик через лес. Вскоре послышался шум переката, и показалась вода. Потом у самого берега за небольшой елочкой мелькнул рыжеволосый затылок сестры. В этом месте и спиннинг-то не забросить, - пожала плечами Клео. - Как они ловить умудряются?" Но, обойдя несколько деревьев, она поняла, что сестра занимается совсем не рыбалкой. Ее юбка валялась на земле, а сама Марья, слегка раскачиваясь, сидела на корточках и, запрокинув голову, блаженно закрыв глаза и прикусив нижнюю губу, тихо постанывала. Пописать, что ли захотела?" - подумала Клео и только сейчас увидела, между ног сестры голову управляющего...

5

Ворота бесшумно открылись после того, как Клео достала из сумочки дистанционный пульт и нажала одну из кнопок. За машиной ворота снова закрылись. Через минуту мы подъезжали к отелю, черепичная крыша которого была одного цвета с темнеющими на опушке старыми елями. На автомобильной стоянке три новеньких машины были словно выставлены на продажу. По сравнению с ними моя казалась бедной родственницей. Я притормозил перед входом в отель, и в это время из него вышла Марья.

Она была в коротких коричневых сапожках и в костюме вызывающего ярко-красного цвета. На плече висела рыбацкая сумка, в руках - спиннинг, оснащенный мультипликаторной катушкой. Достаточно было одного взгляда, чтобы определить, что и спиннинг, и катушка сделаны одной из самых дорогих рыболовных фирм.

- Наш новый гость считает себя очень сильным рыболовом, - сказала Клео, когда девушка подошла и поцеловала ее в щеку. - Он даже наивно считает, что сможет поймать рыбы больше, чем ты.

- В самом деле? - Марья усмехнулась, окинула меня оценивающим взглядом и... узнала. - Вас, кажется, зовут Виктор?

- Да. Здравствуйте, Марья, - я развел руками и виновато посмотрел на нахмурившуюся Клео. - Ваша сестра так красочно рассказывала про рыбалку на Юшкозере, что я просто ни мог не посетить ваш отель.

- Помнишь, я тебе говорила, что не смогла уговорить приехать к нам одного спортсмена-фаната? - Марья обняла Клео за талию, и они уставились на меня с каким-то непонятным выражением лиц. Их головы почти соприкасались, и огненно-красные волосы, подсвеченные лучами близившегося к горизонту солнца, были словно два ярких костра. Я переводил взгляд с одной на другую и не мог понять, кто мне нравится больше.

- Ну, и как прошел турнир? - наконец спросила Марья.

- Виктор утверждает, что занял первое место, - ответила вместо меня Клео.

- Наверное, мне просто повезло, - смутился я.

- Что ж, это можно проверить! До темноты осталось часа полтора, - она посмотрела на меня выжидающе.

Не было еще случая, чтобы я отказывался от предложения посоревноваться. Девушка бросала мне вызов, и не важно, что она досконально знала свое озеро, а я был здесь впервые. Я загнал машину на стоянку, достал из багажника сумку с катушками и блеснами, схватил первый подвернувшийся под руку спиннинг и чуть ли не бегом устремился к лодке, где меня дожидалась очаровательная конкурентка.

- Желаю успеха, - крикнула вдогонку Клео. - Правда, Марью вам все равно не обловить!

Она стояла на пороге отеля. Я обернулся и помахал ей рукой. И только когда оказался у самой воды, обернулся еще раз. Отель, который я видел полтора месяца назад через решетку забора, теперь был другим. То есть он был таким же за исключением цвета крыши. Раньше покрывающая ее черепица была кирпичного цвета, теперь - темно-зеленого.

6

Я хорошо помнил, каким был цвет крыши, еще и потому, что, рассказывая своему напарнику по команде о маленьком приключении, случившемся по дороге на соревнования, упомянул эту деталь. Игорь еще пошутил, что, мол, хозяйка, видимо, выбирала черепицу под цвет своих волос.

Он тогда очень заинтересовался моим рассказом и подробно у меня выспрашивал и про Марью, и про то, как отыскать этот отель. Игорь говорил, что отпуск у него долгий и, возможно он, завернет туда на несколько дней, чтобы половить рыбку. Он всегда был бабником, и я, прекрасно зная эту наклонность, даже немного приревновал напарника к Марье. Поэтому сказал, что дорогу туда не запомнил, хотя и понимал, что, зная название озера, на берегу которого находится отель, разыскать его будет несложно.

Сам я, отметив с Игорем победу на турнире, прямиком рванул домой. Вернувшись, с головой погрузился в работу, и вспомнил о напарнике по рыбалке только через месяц, когда позвонила его расстроенная жена и сообщила, что Игорь пропал. Бабник-то он был бабник, но жену свою искренне любил и к семейному очагу, как к таковому, относился очень серьезно. Я через своих хороших знакомых сразу стал наводить о нем справки, но прошло несколько дней, и ничего не всплыло и не прояснилось. Человек действительно пропал. Пропала и его машина.

Тогда я вспомнил про этот отель и про его рыжеволосую хозяйку. Собственно, Марью я вспоминал постоянно и к тому же строил планы, чтобы выкроить несколько свободных дней и приехать к ней. Она даже приснилась мне два раза, и в этих снах мы занимались любовью. Ох, как красиво занимались... Вспомнил я и про то, что Игорь вроде бы собирался порыбачить на Юшкозере. И вот я оказался здесь...

Пирс был рассчитан всего лодок на пять. Марья велела мне побыстрей занять место - до захода солнца оставалось не так много времени. Не успел я усесться на среднее сиденье, как девушка одним движением руки отвязала лодку, оттолкнулась от пирса и тут же завела мотор. Лодка медленно стала удаляться от берега, а я начал собирать спиннинг. Но делал это машинально, глядя не на катушку и блесны, а на отель и его сливающуюся с лесом зеленую крышу.

- Мне кажется это немножко странным, - голос девушки заставил меня чуть вздрогнуть и посмотреть на нее в ожидании продолжения реплики.

- Обычно рыбаки, оказавшиеся на новом месте, в первую очередь смотрят на воду, а вы уставились куда-то...

- Можно поинтересоваться, - бесцеремонно перебил я ее, - почему у вас такой яркий, совсем не подходящий для рыбалки костюм?

- Этот цвет самый красивый, - сказала она твердо.

- Но, согласитесь, на воде такой... такое яркое пятно кажется несколько неуместным. Рыба...

- Рыбу мой костюмчик очень даже привлекает, - Марья неожиданно повернула руль, и лодка сделала резкий поворот направо. - Вон там, метрах в ста от берега - она показала рукой, - только что был хороший щучий всплеск. Я увидел метрах в ста пятидесяти от неширокой, тянущейся вдоль берега полоски камыша, расходящиеся по воде круги. Марья зафиксировала ручку руля с таким расчетом, чтобы лодка шла точно на этот всплеск, взяла в руки спиннинг и быстро заменила на застежке тонущий воблер на среднего размера колеблющуюся блесну. У меня к поводку была привязана маленькая, но довольно тяжелая серебристая "вертушечка". Благодаря именно этой блесне я неплохо выступал на соревнованиях с самого начала сезона. Марья, конечно, прекрасно знала свой родной водоем, знала, как и на какие блесны клюет здешняя щука, но и я тоже был не лыком шит.

- Предлагаю заключить маленькое пари, - сказал я, глядя на ее сосредоточенное лицо. - Побеждает тот, кто поймает наиболее крупную рыбу.

- И какой же приз достается победителю?

- Ну, допустим... поцелуй.

- Вот как! - усмехнулась Марья. - Но при таких условиях вы получаете приз в любом случае.

- Хорошо, - не стал упорствовать я. - Вместо поцелуя проигравший может расплатиться одной блесной или одним воблером, короче - любой приманкой, которую победивший сам выберет из его запасов.

- По рукам! - согласилась она.

Расстояние до всплеска сократилось вдвое, и Марья выключила мотор. Лодка еще продолжала двигаться по инерции, когда девушка, широко размахнувшись, сделала заброс. Я немедленно последовал ее примеру, однако моя блесна приводнилась значительно ближе, чем ее. Лучше бы я подождал до полной остановки лодки. Теперь же мне оставалось лишь быстрее крутить катушку, чтобы забросить снова.

Зато Марья не торопилась, и я, глядя на слегка согнувшуюся вершинку ее спиннинга, всем своим нутром представлял, как где-то там, между дном и поверхностью воды, переваливаясь с боку на бок, движется такая соблазнительная для любой, даже совсем немного проголодавшейся щуки, блесна. Во время рыбалки со мной несколько раз случалось такое: сделав заброс, я веду блесну и представляю, как вот сейчас, в этот самый момент, ее атакует подводный хищник и... на самом деле все так и происходит. То есть благодаря или интуиции, или какому-то чутью, я за несколько мгновений предугадывал поклевку. Сейчас произошло нечто подобное. Только поклевку я предугадал у моей конкурентки. Вершинка ее довольно жесткого спиннинга дернулась, Марья мгновенно отреагировала, и теперь уже удилище согнулось под тяжестью подсеченной рыбины.

Я на несколько секунд застыл с поднятым спиннингом и раскачивающейся на укороченной леске блесной, а тем временем девушка, поставив левую ногу на сиденье и уперев комель удилища себе в живот, медленно проворачивала ручку катушки, сантиметр за сантиметром приближая подводного соперника к лодке. Марьей нельзя было не залюбоваться. Я пожалел, что под рукой нет фотокамеры. Весь ее азарт: сосредоточенное выражение лица, прищур глаз, закушенная губа, напряжение рук, держащих трудно управляемый спиннинг, так и просились на обложку рыболовного журнала. Если бы еще на заднем плане зафиксировать вылетевшую из воды и мотающую головой щучищу, - получился бы настоящий шедевр.

Но рыба, которая была на крючке, видимо, не собиралась даже ненадолго покидать родную стихию и упорно не желала подниматься к поверхности. В такой ситуации опытные рыболовы приводят в действие фрикционный тормоз, благодаря которому при сильных рывках шпуля катушки с характерным поскрипыванием прокручивается, сдавая леску, тем самым, спасая ее от обрыва. Сейчас все происходило почти в полной тишине, то есть никакого поскрипывания слышно не было, а значит, фрикцион на катушке Марьи был затянут до предела. И вновь, не успел я подумать, что это может привести к непоправимому, как ее спиннинг рванулся к самой воде так, что чуть было не выскочил из рук, но в следующее мгновение так же резко распрямился, а леска провисла.

Это был обрыв. Казалось, Марья не сразу поверила в случившееся. Некоторое время она все еще упирала спиннинг в живот и машинально крутила ручку катушки. Только когда оборванный конец лески показался из воды, рыбачка, словно спохватившись, в сердцах плюнула за борт и посмотрела на меня с такой злостью, словно я был в чем-то виноват.

Я не нашел ничего лучшего, как равнодушно пожать плечами и послать свою блесну в том направлении, куда бросала Марья. На поклевку я не надеялся. Да и не бывает так, чтобы там, где минуту назад сошла крупная рыба, еще одна сразу же заинтересовалась подброшенной железкой. Хотя Марья, по-видимому, так не считала. Она смотрела на мои пальцы, сжимавшие ручку спиннинга и вращавшие катушку, и словно давала им немой приказ дрогнуть, расслабиться, потерять чувствительность. Это было как гипноз, и когда на середине проводки моим рукам передалась по леске слабенькая потычка, они на долю секунды опоздали с подсечкой.

Я, конечно, подсек и довольно размашисто, но, увы. Надо было сделать еще один заброс и, если понадобится, еще хоть сотню забросов, не трогаясь с места. Но не успел я подмотать леску, как Марья завела мотор, и лодка, набирая скорость, направилась к противоположному берегу. Мне ничего не оставалось, как снова пожать плечами.

7

Игорь всегда был экспериментатором. И очень деятельным. Особенно по части рыбалки. Он постоянно придумывал что-нибудь новенькое, усовершенствовал снасти, мастерил невиданные блесны, переделывал только что купленные за приличные деньги воблеры. Не было рыбалки, чтобы перед ее началом он не похвалился передо мной очередным своим изобретением. Для Игоря не было предела совершенства, даже если его новая блесна оказывалась суперуловистой. К очередному выезду на водоем он старался ее улучшить, но частенько получалось наоборот. Ну а я, отдавая предпочтение его старым проверенным блеснам, обычно ловил рыбы в два раза больше, чем мой друг со своими новинками.

На соревнованиях же мне порой приходилось буквально заставлять Игоря забыть про эксперименты и ловить на то же, что и я. Вот и на последнем турнире, как ни расхваливал он мне свою новую приманку - покрашенную в цвет поролоновую рыбку со свободно подвешенным на десятисантиметровом отрезке плетеной лески одинарным крючком, к ушку которого был прикреплен довольно крупный белоснежный пенопластовый шарик, она мне ну уж очень не внушала доверия, и я все же сумел настоять, чтобы Игорь убрал с глаз долой эту поролонку с подпаском. Мы ловили и поймали всю рыбу на обычные серые поролоновые брусочки с грузиком впереди и утопленным в тело тройником. Кстати, тоже сделанные Игорем.

Вот и сейчас, когда Марья сбавила ход лодки и забросила глубинный воблер, чтобы начать ловлю троллингом, я быстро поменял блесну на поролоновый брусочек и тоже сделал заброс. Наши лески вытянулись параллельно друг другу. Мой спиннинг был расположен по правому борту, а ее - по левому. Марья прекрасно знала места, куда направляла лодку, знала все глубины и мели, знала время выхода хищника, но сейчас это не давало ей преимущества. Хотя, ее приманка, наверняка десятки раз проверенная в подобной ситуации, должна была бы оказаться более уловистой моей. Для выяснения этого оставалось совсем немного времени - малиновое солнце уже коснулось своим нижним краем верхнего края черного леса.

Почему-то закат мне всегда нравился больше, чем рассвет. Быть может потому, что на утренней зорьке мне, как правило, очень хотелось спать, а восход солнца только усиливал это желание, которое приходилось в себе подавлять. И наоборот, вечерами тоска по уходящему дню и по заканчивающейся рыбалке щемила сердце и хотелось, чтобы каждая иссякающая минута длилась как можно дольше.

Из легкой задумчивости меня вывел дрогнувший кончик спиннинга. Я не стал дожидаться, когда он начнет сгибаться, как это обычно делают троллингисты, и сразу подсек. И вот тут-то спиннинг согнулся по-настоящему. Не просто согнулся, а ожил в моих руках и стал из них вырываться, словно какое-то нервное существо. Я моментально ослабил фрикцион и этим спас целостность лески, а возможно и удилища. Второй обрыв лески за нашу короткую рыбалку очень даже мог произойти - ведь лодка-то продолжала движение, и Марья, вопреки рыбацкому правилу, вовсе не торопилась с выключением мотора. По-человечески я могу понять рыбацкую ревность и даже легко простить ее проявление, но только не в форме вредительства.

- Тормози лодку, задница! - заорал я и уже приготовился отпихнуть девчонку и врезать ногой по мотору, как она повернула рычажок, и наша посудина почти сразу остановилась.

- А теперь сматывай спиннинг! - вновь рявкнул я. - Да поживей, черти окунячьи, а то лески перепутаются.

Марья послушно завращала ручку мультипликатора. Рыба, сидевшая на противоположном конце моей снасти и пока что тянувшая вправо, теперь развернулась и рванула в прямо противоположную сторону. Марья догадалась поднять спиннинг как можно выше, из-за чего моя леска прошла под ее леской, и, к счастью, запутывания не произошло.

Мне достался достойный подводный соперник. Но теперь, когда у Марьи в руках наконец-то оказался ее глубинный воблер, вываживанию ничто не мешало, и я понял, что обязательно поймаю эту рыбину. Леска у меня была наипрочнейшая и к тому же совсем новая, спиннинг - десятки раз проверен, ну а приманка с крючками, заточенными Игорем до остроты самой тонкой иголки, подвести не могла ни в коем случае.

Не так часто я испытывал подобное чувство восторга. Его можно было бы назвать чувством превосходства над самой Природой или осознанием себя чуть ли богом спиннинга. Ради именно таких вот минут я и обожал рыбалку. Вот спокойную гладь воды, разрезаемую леской, в нескольких метрах от лодки нарушил первый бурун, но рыба, лишь на мгновение показав светлое брюхо, вновь скрылась в глубине. Еще через несколько секунд щука с плотно сомкнутой пастью прошла совсем рядом с бортом, и мы с Марьей успели разглядеть крючок, насквозь пробивший ее верхнюю челюсть. Удар мощного хвоста и фонтан брызг окатил наклонившуюся к воде девушку.

- Ах, ты так! - воскликнула она и схватила подсачек, лежавший у меня под рукой, но применять который было еще рановато.

- Оставь! Я сам!

Если в моей интонации и прозвучала грубость, то, по-моему, она была вполне оправдана. За всю свою рыболовную практику я ни разу не просил помощи при вываживании рыбы. Да и какой интерес для настоящего рыболова, когда в таком деле кто-то помогает? Он потом скажет, что, мол, без него я бы не справился. И никакие оправдания не помогут. Ну а принимать помощь от девушки, с которой, ко всему прочему, еще и заключил пари, вообще было бы непростительно...

Марья бросила подсачек на дно лодки с нескрываемым раздражением. После чего подняла крышку мотора, делая вид, что что-то в нем проверяет. Но сейчас на ее злость или просто расстроенные чувства мне было совершенно наплевать. Щука в очередной раз стянула с катушки несколько метров лески, а потом рванула прямиком на меня. Я знал, что она готовится сделать так называемую "свечку", или поднырнуть под лодку. Это был самый ответственный момент. На мое счастье она не стала выпрыгивать из воды и отчаянно трясти головой, может быть, понимая, что избавиться от приманки, принятой ей за беспомощную рыбку, все равно не удастся. Щука пошла под лодку, и вот здесь-то мне пригодился подсачек. Прикинув направление ее хода, я опустил подсачек как можно глубже, и рыба ударилась в сетку. Я почувствовал, что она запуталась в мотне, и это была победа.

* * *

- Ну что, поплыли? - Марья хотела сказать это равнодушно, но ничего не получилось.

Солнце теперь уже напоминало о себе лишь меркнущими красками закатного неба. Будь я один, непременно вновь забросил бы спиннинг. И пусть только что пойманная гигантская щука, лениво ворочаясь на дне лодки и то и дело ударяя о борт хвостом, косится на меня своим черно-желтым глазом, словно стараясь запомнить, а может быть, и строя планы мщения - ей это не удастся. Для меня главное - увидеть еще одну поклевочку, главное - еще раз почувствовать дрожь спиннинга, главное - победить...

Лодка с еле слышным стуком коснулась пирса, у которого тихонько покачивались еще три привязанные лодки. Марья ловко завязала узел на железном кольце и уже собралась перепрыгнуть на деревянный настил, когда я, как и во время нашей первой встречи, удержал ее за руку.

- А как же наше пари?

Она на секунду нахмурила брови, как бы вспоминая - о чем это я. Потом как бы вспомнила.

- И кто же кого должен поцеловать? - Она коснулась кончиком мизинца чуть ниже моего правого уха и медленно повела им вниз по шее. - Проигравший побежденного или наоборот?

Ее губы оказались совсем близко. Но насколько они были нежны и аппетитны, настолько выражение ее глаз - суровым и отталкивающим. Так смотрят, хладнокровно нажимая на спусковой крючок пистолета, но только не целуясь.

- В честь первой рыбацкой победы на этом озере я предпочел бы выбрать у вас самую уловистую блесну, - сказал я, не моргнув глазом. И сразу понял, что эти слова задели Марью гораздо сильней, чем мой сегодняшний успех. Она сразу как-то сжалась, на секунду напомнив несчастную собачонку, напрасно обиженную хозяином, а потом нервно наклонилась к своей рыбацкой сумке, выхватила из нее три толстые пластмассовые коробки, предназначенные для хранения блесен, и швырнула их на сиденье лодки.

Вообще-то я остался бы вполне доволен воблером, на который она сегодня ловила, но раз представилась возможность посмотреть и потрогать руками уловистые в здешних местах блесны, то почему бы и нет. Тем более что мне всегда очень нравилось рассматривать и перебирать приманки других рыболовов. Пирс и некоторое пространство вокруг него были хорошо освещены фонарями. Усевшись поудобнее, я приготовился к более-менее продолжительному, в зависимости от терпения моей проигравшей соперницы, изучению, хранившихся в коробке приманок. Но, открыв самую толстую коробочку, я в первую очередь увидел ту самую поролонку с "подпаском", изготовленную Игорем, которая так не понравилась мне на последнем рыболовном турнире...

Продолжение следует...


От ведущего рассылки

Всем, кто пишет рассказы о рыбалке, предлагаю присылать их мне по e-mail  для публикации в рассылке. Можно присылать также рыбацкие байки и смешные истории. В письме необходимо обязательно указать, что Вы являетесь автором рассказа и разрешаете его публикацию в рассылке на некоммерческих условиях. При публикации рассказа рядом с Вашей фамилией или псевдонимом будет публиковаться Ваш e-mail (по желанию).
С уважением, Владимир Туманов.
tumanov@allfishing.ru

Рассылка выходит еженедельно (по пятницам).