Архив рассылки "Рассказы о рыбалке".

Выпуск № 130

СКАЗ О ТОМ КАК ФОМА И ГАВРИЛА ЩУКУ ТЯНУЛИ

Автор: Павел Журавлев (faddey) Fadey@yandex.ru

Приехали Фома с Гаврилой на озеро городки (снасть для ловли хищной рыбы См. http://lunya-fisher.nm.ru/gorodki.htm ) погонять, щук половить.

Утро раннее. Туман над озером. К заветной яме подъехали, городки заряжают. Десяток карасиков, пойманых накануне младшим сыном Гаврилы, у них был. Расставили снасти. Красиво городки плывут. Карасики работают, крутят городки по воде. Сами на тычки встали, около берега, сорожек (платвенок) ловить. Вдруг слышат звук мотора из начала озера.

- Тьфу ты, мать…! Несет кого-то! По городкам бы не проехали. И как только в исток-то проперлись!

Моторка приближалась, при чем как раз по средине озера, по той самой яме, где городки наших друзей стояли. Друзья не на шутку заволновались, даже привставать стали с лавочек, только все равно не видать ни чего сквозь туман. Кричать тоже бессмысленно, не услышат, мотор помешает. Лодка внезапно скинула обороты, мотор заглох. “Слушай тут какие-то чурбаки плавают, донеслось из тумана, похоже сеть чья то стоит”.

- Какая сеть!? Это городки наши стоят, Закричал Гаврила, вы там на моторе-то поаккуратней гоняйте, по снастям на проедьте!

- Хорошо, хорошо мы вам не помешаем, мы здесь вдоль травки потроллим.

- Чего, говорят, делать будут? Слышь Фома?

- Да, хрен их поймет, про тролей каких то.

- Троли? Да знаю, слыхал про таких. Старший у меня книгу читает, из города привез, про кольца какие то. Дык, там про тролей и гобленов с хоботами написано. Чертовщина какая то.

- Да, нет же. Я по телевизору видал, пел один мужичек песенки, дык вроде как Мумитроль, чтоль звать его.

- Думаешь певцы?

- Хрен знает. Щас, летом много гордских понаехало. Мож и певцы. Мотор-то слыхал как работает, гулко, не иначе как импортный. Да и голоса-те не знакомые. Ты лучше вон куда посмотри. Городок-то, городок! Похоже нюхает, ща клюнет.

Проплывавший, в аккурат мимо их лодки, городок, развернулся, вздрогнул и ткнулся одним концрм в воду. Замер на секунду и начал медленно разматываться. Размотавшись на 1/3 лесы, опять замер. Затем быстро начал вращаться вокруг продольной оси, поднимая веер брызг вокруг себя.

- Ага! Почуяла, что попалась! Щас потащит! Ежели к берегу пойдет, то не большая, ну а ежели в яме встанет, то, пожалуй бороться будем.

Городок, тем временем, Подплыл к самому глубокому месту, акурат по середке ямы, и замер. Друзья смотали удочки, уложили их так, чтобы не мешались в лодке. Соперник мог оказать достойное сопротивление и потому, любой предмет, мешающийся, мог создать проблемы, вплоть до роковой ошибки, в виде поломки снастей или потери трофея. Подплыв к городку, Гаврила хотел взять его рукой, но городок нырнул под воду!

- Вот, ты погляди-ко! Ныряет! Ага, вонде всплыл. Давай, Фома к нему, потихому тока. Веслами не булькай. Похоже хорошенькая взяла. Только бы к дубу не пошла! На мысу-то дуб под водой лежит. Мужики снасть выводили, “рассомаху” делали. Всеравно не смогли вывести, только ветку оторвали, дык ветка-то, как из железа. Мореный!

Городок держал путь именно на мыс, медленно двигаясь по поверхности воды. Несколькими мощными, но безшумными гребками, Фома догнал городок. Гаврила взял его в реку. Леса провисла.

- Городок в воду, леску руками выбирай!

- Не учи, сам знаю!

- Учи – не учи. Шибко лесу не зажимай! Пусть сквозь пальцы проскакивает. Щас рвануть может!

Гаврила выбрал слабину и почуял тяжесть на другом конце. Рывка не было. Потянул. Снасть не подалась, а только напружинилась.

- Не иначе завела, таки! Нет похоже подымается, в сторону. Слушай, Фома, крупная, не дергает, тянет только.

Леса начала подниматься под углом к лодке и в сторону от нее. - Как к поверхности подойдет, слабинцу дай, не тяни! В верх прыгнуть может, тоды поминай как звали.

Щука вышла к поверхности, не ослабив лески. Гаврила тут же дал слабину. Пауза. От лодки до щуки метров десять. Прыгать в верх она не стала, поняв что это бесполезно, рывка не выйдет, стало быть леска не порвется, а одинарный крюк завяз не в пасти, а глубоко в глотке, почти в пищеводе. Решила она сотворить другой “Корамболь”, хитрый номер выкинуть. Когда Гаврила начал подтягивать леску. Медленно подходя к борту лодки, подчиняясь действиям рыбака, вдруг резко уйти под нее. Прозеваешь – обрыв от рывка, усиленный плечем борта, да и леса может зацепиться за что нибудь, не избежен. Но Гаврила успел вовремя выпустить леску из рук. Все 15 мертов ее проскочили в мгновение под лодкой. Городок громко стукнул по борту ее и исчез под ней.

- Ты видел ее? Чё замер, Гаврила?

- Видел. КРОКОДИЛ! В глаза мне посмотрела перед нырком, дык муращка по позвонку пробежала. Пожалуй в наш подсак не влезет. Ты, братец, багорик не взял?

- Нет. А, что уж больно велика? Даже в мой сак не войдет? Да, ладно! Вон какой большой!

Городок вынырнул метрах в пяти от лодки, но уже с другой стороны. Раз пять еще пытались рыбаки подвести рыбину, а она использовала весь свой богатый опыт и арсенал уловок, чтоб не даться в руки. И наконец решилась использовать последний шанс, последнюю попытку порвать снасти и уйти. Она дала подвести себя к борту и замерла в доль него, на небольшой глубине, так, что верхний плвник и плавник хвоста “барабулил” по поверхности. Друзья смогли рассмотреть ее во всей красе. Это была достойная рыбина. Длиной приблизительно с половину лодки. Голова у Гаврилы, стоявшего на корме, хвост у Фомы, сидевшего на веслах, по средине. Мощная темная, со светлыми пятнами непонятной формы, спина. Под высокими, острыми надбровными дугами, мутной зеленью поблескивал глаз. То смотрел на друзей, то вперед, как бы оценивая время и направление последнего рывка.

- Хороша, Матушка! Под пуд, не меньше, точно, под пуд! Ну чё, Гаврила, мож подсаком попробуем?

Фома опустил сак ей под брюхо, но поднимать не стал.

- Не войдет! Треть только захватит, не провалится! Дай к с головы попробую завести. Я голову в сак, а ты все остальное туда руками заводи. Устала она, не должна шибко рвануть. Фома даже провел рукой по спине рыбы. Ни один мускул не дрогнул на ее теле.

- Может руками возмем? За глаза, или за жабры?

- За глаза? Да у тя размаха пальцев не хватить, чтоб одной рукой за оба Глаза взяться! А, ежели рванеть? Так и заглиссеруешь по воде за ней, как за лодкой моторной!? За жабры? Ты жабры щучьи видал? Как бритвы острые. А у этой уж точно как меж двух серпов попадешь. Давай говорю, я башку ей в сак, а ты все остальное.

Но как только сак оказался пред ее головой, а Гаврила ослабил лесу, тут-то и выкинула она свой “фортель”. Едва заметная волна пробежала по телу щуки и она как молния влетела в сак! Показалось даже, что она вся туда вошла. Но только показалось, потому как не вошла она туда, а прошла сквозь него. От резкого рывка леска лопнула, не успел ее Гаврила из рук выпустить, а Фома инстинктивно поднял подсак вверх. Рыбы там не было. Да и сак напоминал теперь корзину для игры в баскетбол. А, на воде еще долго крутилась воронка, оставшаяся после рывка щуки.

Набор тех фраз и звуков, кои издавали наши друзья, на протяжении минимум минут двадцати, приводить не буду. Не литературно это.

Отдышавшись, рыбаки стали осматриваться.

- Ну что орем, шо два дурня! Ушла, держал, не держал! Смотри-ка, Гаврила, вон еще два городка таскает. Давай-ка, сак-то починим, да поехали эти проверим.

Пока плыли, Фома все рассуждал:

- Это и хорошо, что мы ее не взяли. Разное про щук-то говорят. Будто жисть они, большие, выловленные сокращают. Дед Мироныч-то, а, ведь он еще самого Ферапонтыча зазастал, когда пацаном был, что рассказывал? Ферапонтыч-то и рыбачить перестал, да и вовсе пропал в тот год, когда свою щучину-то выловил. Не слыхал? А, дед Михаил? Он перед тем как на фронт призвали, двупудовую вытащил, так в то же лето, на Курской дуге и пропал без вести.

- Да, уж. Много всякого про них рассказывают. Да оно и понятно. Поди-ка, какая честная рыба в такой “бучерыге” жить станет, кроме щучины этой. Ты вот поробовал бы на мысу-то в дуб-то нырнуть. А?! Выскочил бы от туда как щурёнок. И в жисть бы более не полез. Просто жуть! А она, подишь, тама и живеть. Да нечасть, ей-ей начасть! И Гаврила плюнул через левое плечо.

- Коленки-то подрагивают еще, а, Гаврила! Уж не сперепугу ли?

- С перепугу, не с перепугу, а, с этого, как его черта, андреналина это.

И друзья засмеялись. Гаврила починил подсак, просто завязав конец узлом. Они сняли двух хорошеньких щучек с тех двух городков, что были распущены. Нужно было наловить живчиков. Встали на тычки где уже ловили сорог. Сорога клевать не хотела.

- Ну прям как в жорево (на местном диалекте жор щуки) великое попали.

Смотри-ка, Фома, поплов даже не пошевелит, видно щука всю мелочь загоняла. Нужно ряби ждать. Сорога, она в рябь хорошо клюет. А, соседи-то наши где? Уплыли чтоль?

- Нет вона, слышь, говорят о чем то. Тока не пойму ни как на каком языке они гутарють.

Из тумана, причем казалось, что совсем не далеко. Все знают как туман всякие звуки передает, да еще и на воде. Было слышно слабое бульканье мотора и некие реплики долетали до ушей наших рыбаков.

“Из Дайвы вот эти две TD-Ignis, T-Airity.... У шиманы тоже есть две…», «Фенвик BNHS76L-2 полностью меня устраивал…», «Да твоя Беннакс тяжеловата для ультралайта…», «Без ультралайта как пиписки кидать будешь…», «…тест, тест у нее какой…?» « А, бланк, бланк не почувствуешь…»

- Слышь, Гаврил, не пойму тест у нее какой то?

- Да наверно про бабу свою. Моя, этта тоже в район ездила, задержка у ней, видишь ли, тоже говорит тест делали, дык вот теперь к Рождеству, похоже, прибавление будет.

- Ну!? А про Бланка, про какого то? Уж не про того ли Бланка, помнишь осенью в колхоз инженеров с города привозили, так у них бригадиром был Иосиф Давыдыч, фамиль ему, по-моему Бланк была. Мож родственники его к нам отдохнуть приехали. Как же, места-те вона какие. Понравилось видать, хотя и погода дрянь была.

- Да, нет. Не похож он на рыбака то был. И родственники наверно тоже не больно-то рыбалкой увлекаются. А, вот компазитор такой был. Я, этта песенки его по радио слушал. Хорошие песни пишет, а может писал. Да не помню я.

- Ну, тогда точно музыканты.

Из тумана доносилось: «Палка - класс…», «…сорок сантиметров…», «… как раз для попперов…», « …пиписки кидать…», «… шимано…», «кастмастер» и еще много всяких непонятных нашим рыбакм слов и сочетаний. Туман, меж тем рассеялся. Звуки стали тише и вовсе пропали. Совсем не далеко от них показалась большая, серого цвета надувная лодка с мотором. Мотор сразу произвел впечатление на друзей, под его колпаком явно помещалось минимум 35 отболрных скакунов. И работал он тихо-тихо, только слышно было, как выхлопные газы булькают под «сапогом». Но еще большее впечатление произвел внешний вид двух людей сидящих в лодке.

- Точно музыканты. Смотри как Фома, одежа-то, какая? Я такого одного видел по телевизору. В такой же одеже на сцене пел и плясал. Плясал, правда, очень великолепно. Куда там Егорычу! Ты видал, какие коромысла Егорыч гнет, когда выпьет, да на пляску его потянет? Дык тот еще хлеще выкручивал! Музыканты, ей-ей. Тока вот зачем в такой одеже, прям со сцены чтоль, на рыбалку ездить? Странный они народ.

- Странный – не то слово. Слыхал, о чем разговор вели: «палки», «пиписки», «40 см.», «попперы», «тесты»? Ты, вот свою палку ни разу не тестировал? Во! А, у них 40 сантиметров!

- Линейку не прикладывал. Но с вершок точно будет. Но, чтоб 40 см.

- Вот, я и говорю – шоубизнес!

- Мне про них свояк, что в городе живет, рассказывал. Дык, говорит они мужик с мужиком живут.

- Дык, что? Мы с тобой тоже живем, не помираем. - Дык, они как с женщинами живут, говорит, спят вместе.

- Во, невидаль, мы с тобой сколь раз вместе спали в палатке и в стоге раз, Помнишь, на Лебяжьем? Ох, и гроза ж тоды разигралась. Я думал, спалит наш стог.

- Да говорю ж тебе, они как с женщиной спят. Вот ты как со своей спишь?

- Это в обнимку чтоль? Ну это тока когда уж больно холодно, так-то спать с мужиком можно.

- Вот и говорю, любовь у них. Ну не понял? То-сё они делают.

- Ну!? Тьфу, пропасть! Прямо пакость какая-то! И чего только не узнаешь из города-то. Ну а ты, вечно, хоть что-нибудь хорошее рассказал. Слушай-ко, на счет спать-то, может останемся на ночь. Завтра все равно выходной. По огороду вроде все дела приделаны. Огурец еще не созрел, да и поливать не надо, дождик вчерась был. Останемся?

- Что с тобой делать, давай останемся. К вечеру мож еще одна «хахалка» (на местном диалекте очень крупная щука) приклюнется. Ты шубяки-те не проверял, висять в лесу-то?

- Висять, что им сделается. Отряхнем, и будет на чем спать. Да ночи то щас короткие, не то, что в сентябре – длинные как жизнь. Со съестным-то, как унас?

- Вроде два яичка вареных, хлеба краюха, колечко колбаски. Да, и ушицу мождно заварить. Не помрем.

И остались они на ночь, и упустили еще одну щуку, не «хахалку» конечно, но хорошую – семь килограмм. Почему точно семь? Дык выловили они ее, только через месяц. Но это уже другая история.

А, странные люди так и уплыли, ведя свои не менее странные, с точки зрения наших друзей разговоры.


От ведущего рассылки

Всем, кто пишет рассказы о рыбалке, предлагаю присылать их мне по e-mail  для публикации в рассылке. Можно присылать также рыбацкие байки и смешные истории. В письме необходимо обязательно указать, что Вы являетесь автором рассказа и разрешаете его публикацию в рассылке на некоммерческих условиях. При публикации рассказа рядом с Вашей фамилией или псевдонимом будет публиковаться Ваш e-mail (по желанию).
С уважением, Владимир Туманов.
tumanov@allfishing.ru