Архив рассылки "Рассказы о рыбалке".

Выпуск № 124

МАЛЕНЬКИЕ РЫБАЦКИЕ ОТКРЫТИЯ

Автор: Сергей Есенин SEsenin@yandex.ru

Мне очень нравился этот водоем под деревенькой Латы-Горы в Рязанской области. Первый раз я туда попал совершенно случайно: ехал я осенью рыбачить со спиннингом на р. Вожу. Собирался добраться на Узуновской электричке до ст. Рыбное, потом пешком до железнодорожного моста через Вожу, оттуда начать и подниматься вверх по течению, как не раз уже делал. Но довольно часто со мной такое бывает, что просыпается где-то в рыбацком сознании задорный огонек и жжет, и гонит в новые, не изведанные еще места, заставляет отправляться на абсолютно незнакомый водоем и искать там способ поймать свою рыбацкую удачу.

Так произошло и в тот раз. На ст. Ходынино в головной вагон, в котором мне случилось ехать, сели три рыбака-спиннингиста. Сразу я к ним подошел, спросил, куда, если не секрет, направляются, что там ловится и как успехи по предыдущим рыбалкам – в общем, привязался, что называется, «как банный лист». От них и услышал про этот водоем и, хотя твердо до этого намеревался попасть на Вожу, попросился с ними, на что и получил согласие. Ребята, к которым я «пристроился» оказались железнодорожниками, а машинист электрички – их хорошим знакомым, поэтому нашу десантно-рыболовную группу высадили на мостике через ручей, каковой впадал непосредственно в этот самый водоем – цель экспедиции.

Стоя на высокой насыпи и ожидая, пока мои проводники закончат некоторые приготовления, я осматривался и восхищался живописностью открывшегося вида: легко просматривалась, как оказалось, лишь небольшая часть пруда, отделенная от основного водоема «нацеленными» друг на друга с противоположных берегов короткими стрелами поросших камышом кос. Чувствовалось, что если бы уровень воды был ниже, то здесь и вовсе возник бы перешеек (потом, через несколько лет у меня появилась возможность убедиться в правоте этого предположения). За косами, в легкой, начавшей уже рассеиваться туманной дымке на приличном удалении угадывался некрутой поворот русла вправо. По обеим сторонам этой части водоема, примерно до кос, радовал взгляд яркостью осенних красок не слишком протяженный, но, оказалось, щедрый на дары (грибы и орехи) лесок. Прямо под мостом лежало небольшое болотце, прячущее в своих зарослях камыша и осоки веселый ручей, который – капризный затейник – направлял из стороны в сторону свой звонкий поток. Не добравшись до водоема всего лишь несколько метров, этот ручей образовывал маленький, но достаточно глубокий омуток, к которому справа вплотную подступали высокие деревья, окружая его и пряча эту водную колыбель от ветров. Словно журчащий проказник обустроил себе здесь местечко для отдыха, чтобы собраться с силами перед тем, как попасть в большую воду. Расслабившись и хорошенько отдохнув в этой купели, ручей уже спокойным и умиротворенным вытекал из омутка и, преодолев оставшееся расстояние, попадал в пруд.

Правая относительно моего наблюдательного поста сторона этой части водоема явно отличалась мелкими глубинами и почти до самой косы сплошь заросла кувшинками. С левой стороны, видимо, было чуть глубже. Во всяком случае, там можно было начать ловлю, и мои случайные напарники именно так и собирались сделать.

Я стоял, глубоко дышал свежим, прохладным воздухом ясного сентябрьского утра, и сердце в моей груди радостно билось в предвкушении новых ярких ощущений, которых всегда ждешь от рыбалки. Я стоял и смотрел, как бабье лето раскидало в воздухе невесомые паутинки, отправляя молодых путешественников-паучков делать свои маленькие открытия, и думал, что пора заняться открытиями своими – рыбацкими.

И, глубоко и шумно вздохнув, я спустился с насыпи и нагнал уже у самой воды своих спутников. Еще когда мы ехали в электричке, я обратил внимание, что у одного из ребят (спиннинг у него был в собранном состоянии) на леске висел небольшой красный виброхвост. Тогда я немного расстроился – ведь в моем скудном арсенале имелись лишь четыре 3-хграммовые вертушки фирмы «Konger», купленные на занятые до стипендии у собратьев-студентов деньги, да пара-тройка тяжелых колебалок, доставшихся в подарок от крестного. Но мои опасения, что здесь рыба ловится только на эту еще не освоенную мною приманку, рассеялись хоть и не сразу, но довольно скоро…

Сейчас же я собирал свою суперснасть. В моем распоряжении был тяжеленный двуручный, но короткий притом дюралюминиевый спиннинг производства фирмы «Отец-инкорпорейтед» (т. е. сделал его мне работавший тогда еще на заводе мой отец). Сломать это произведение рыболовного самодельного искусства было совершенно невозможно: однажды, наступив на него, я даже согнул кончик этого металлического хлыста между тюльпаном и вторым пропускным кольцом почти под 90-градусным углом, – и ничего – разогнул, постучал подвернувшимся под руку камнем и пошел дальше рыбачить. Единственно, только мне не удалось до конца его выпрямить – так и осталась на нем «непроизводственная травма». Однако из-за своей массивности мой рыболовный инструмент оставлял желать лучшего в эксплуатации.

Ужасную картину дополняла катушка. Это была одна из самых первых советских разработок в области безынерционного заброса. О дизайне сказать нечего – его просто не наблюдалось. Передаточный механизм представлял собой центральную ось с зубчатым колесиком, к которой крепилась вращающаяся часть катушки, и зубчатым же колесиком, напрямую вращаемым хлипкой, расшатанной ручкой. Чудо это я еще в школьные годы выменял у знакомого парнишки на нунчаки собственного изготовления. Данька (так звали парнишку) на следующий же день умудрился забросить нунчаки на провода ЛЭП, а эта катушка прослужила мне без малого 7 лет и до сих пор еще в почти рабочем состоянии. Только два года назад приказал долго жить и без того прихотливо работавший фрикционный тормоз. Но тогда еще тормоз худо-бедно функционировал, хотя и была масса других мелких, но весьма досадных проблем. Например, лесоукладыватель открывался настолько, что можно было сделать нормальный заброс только в одном положении – шаг влево, шаг вправо – и леска стопорилась, а блесна, если легкая, возвращалась по широкой дуге к своему хозяину (т. е. ко мне), или, если тяжелая, улетала, счастливая в своей свободе, далеко-далеко, - дальше, чем можно закинуть даже хорошей снастью. Кроме того такая ситуация могла в любой момент возникнуть и по другой причине: пресловутый лесоукладыватель здесь закрывался только автоматически при начале вращения ручки - для этого был предназначен особый хитрый механизм, который мне не раз уже к тому времени приходилось ремонтировать. Однако, как минимум, раз-два за рыбалку этот очень хитрый механизм срабатывал сам по себе – без моего согласия, что, конечно, не доставляло мне особого удовольствия. Или такая деталь: катушка при вращении ручки так гремела, что близстоящие рыбаки-спиннингисты неодобрительно косились, думая, наверное, не отпугнет ли этот грохот рыбу…

Вот такими снастями в то время приходилось пользоваться. Радовало только, что леска у меня была не самая плохая и что, наконец, представился случай осуществить мечту – опробовать в работе вращающиеся блесны. Та рыбалка стала моим первым опытом в их использовании.

Итак, мы начали ловлю. Первые забросы не дали моим провожатым никаких результатов, а мне показали, что максимальная дальность заброса с моей снастью и выбранной мною блесной составляет от 15-ти до 20-25-ти метров. В данных условиях ловли меня это вполне устраивало.

Так, облавливая понравившиеся места, мы продвигались вперед и добрались до косы на нашей стороне. А тут меня ждало еще одно маленькое открытие – почти сразу за косами и с нашей и с противоположной стороны влево и вправо расходились рукава-заливы. Слева - у нас - заливчик был глубже, шире и длиннее, чем справа, и, кроме того, в нем из воды торчали тонкие пеньки спиленных деревьев. Видимо, до того, как построили дамбы, создав этот водоем, здесь были лощины, на дне которых и росли эти деревья. А когда уже пруд набрал свой уровень воды, то в одну из первых зим местные жители спилили торчащие надо льдом вершины на дрова или для иных целей… Этот коряжник начинался почти от самого «истока» рукава и заканчивался в глубокой яме посередине главного русла пруда.

Место показалось мне однозначно перспективным, и я с каждой проводкой все острее ощущал близость рыбы и одновременно опасность зацепа. В «зацепистости» дна этого заливчика я убедился, когда сразу двое из моих спутников, стоявшие слева и справа от меня, оставили в подарок водоему свои приманки. Однако перед этим один из них вывел из воды небольшого (около 100 г) окунька, что добавило нам всем рыбацкого азарта.

На этой стороне рукава мне так и не посчастливилось обновить блесну, но некоторое время спустя, перебравшись по невысокой насыпной плотине, мы подошли к воде на его противоположном берегу.

А дальше, почти по Пушкину: «…забросил старик невод в синее море. Пришел невод с травою морскою…» и т. д., - помните?

Только у меня все было немного иначе: забросил я блесну перед собой, начал подматывать – поклевка, и после непродолжительной борьбы полукилограммовая щучка оказалась на берегу; забросил чуть правее, начал подматывать – поклевка, и та же участь постигла  еще одного щуренка; сделал шаг влево и влево же забросил – и снова щурок у меня в рюкзаке!!! И все это на глазах у начинающих уже нервничать моих проводников, из которых один только успел обрыбиться окунем. Мне было даже слегка неловко перед ними, но как же приятно!!! Как же весело и легко стучит сердце и поет душа! За такую вот долгожданную, но всегда неожиданную (пусть даже маленькую) удачу многие, и я в том числе, и обожают рыбалку!..

Что ж, открытия на этом не закончились, но теперь меня ожидала небольшая неприятность – нашлась-таки коряга и для моей блесны. Погоревав секунд десять, я привязал следующую и отправился дальше, отметив для себя в памяти злополучное место.

А дальше, наконец, предстал перед нами пруд во всей своей красе. Туман уже совсем рассеялся, осеннее солнышко светило ярко и чуть-чуть припекало, дул все такой же слабый ветерок. И мы наслаждались погодой и красотой природы. Водоем имел вытянутую форму, будучи при этом достаточно широким. В конце, противоположном уже обловленным нами рукавам, он ограничивался дамбой, укрепленной бетонными плитами и молодыми саженцами деревьев. На стороне, по которой мы шли, чуть дальше нас ждал еще один маленький и мелкий заливчик, сразу за которым на возвышении и располагалась деревенька с интригующим названием Латы-Горы. От деревни вниз к воде спускались тропки, как выяснилось, ведущие к деревянным мостикам. Мостики эти, чрезвычайно живописные, предназначались для стирки и полоскания белья, но с них так удобно было делать забросы. К сожалению, в эту рыбалку нам в этом месте ничего не попалось, но впоследствии я всегда проверял «водную территорию», прилегающую к мосткам, и очень часто не впустую.

За мостиками, ближе к дамбе, берег был «полосатый». Т. е. идет-идет бережок, заросший камышом ровно настолько, что можно пробиться и забросить за заросли блесну, а потом раз – и выходишь на мысочек, на котором растительности – никакой. Идешь дальше – все повторяется. Вот и получаются такие своеобразные «полосы». Стоишь так в камышах и думаешь, что вот клюнет сейчас рыбина… и как вытаскивать? Через себя что ли бросать? А на мыс выйдешь – чувствуешь себя одиноким, как перст, на голой земле без убаюкивающего шелеста камыша. Зато не боишься за вываживание, поскольку ничто не мешает.

На этих мысочках мне не раз удавалось подцепить пятнистых хищниц и полосатых разбойников, и тот день был не исключение – мой рюкзак потяжелел на пару окуней и щуренка. А вот противоположная сторона, наоборот, представляла собой систему маленьких мелководных «полукруглых» заливчиков, настолько близко друг к другу расположенных, что сверху, с высоты птичьего полета, это, наверное, выглядело, как зубья пилы. Такие заливчики заканчивались примерно напротив мостиков, а дальше берег был довольно ровный, но в плане ловли почти бесперспективный – слишком мелко и много водорослей. Хотя кое-где места оказались довольно удачными и в смысле заброса, и в смысле клева. Мы обошли весь водоем вокруг. Я составил для себя примерные планы на будущие рыбалки: где в следующие поездки стоит остановиться и попробовать соблазнить рыбу приманкой, где лучше не рисковать, чтобы не лишиться блесны, а где вообще не стоит даже пытаться. А в том, что поездки будут, я уже не сомневался, т. к. очень уж мне понравился этот приветливый пруд. И действительно, я не единожды еще приезжал сюда и без рыбы вернулся домой лишь раз, и-то потому, что обе клюнувшие щучки взяли блесны жадно, взаглот, перекусив леску и оставив меня с неуловистыми на этом пруду (по крайней мере, в середине лета) большими колебалками.

Пока шли, в моем улове прибавилось несколько окуней и еще один стандартный щурок. Мои же спутники начали эффективно ловить только после того, как тоже стали использовать вращающиеся блесны…

До дома с электрички я шел уже затемно, довольный и счастливый. Доволен я был достаточно удачной рыбалкой, а счастлив от неугасающей в сердце каждого настоящего рыболова надежды. Надежды, что предстоят еще многие и многие маленькие рыбацкие открытия и что ждет меня и подрастает до огромных размеров не пойманная пока самая большая моя рыба!!!


От ведущего рассылки

Всем, кто пишет рассказы о рыбалке, предлагаю присылать их мне по e-mail  для публикации в рассылке. Можно присылать также рыбацкие байки и смешные истории. В письме необходимо обязательно указать, что Вы являетесь автором рассказа и разрешаете его публикацию в рассылке на некоммерческих условиях. При публикации рассказа рядом с Вашей фамилией или псевдонимом будет публиковаться Ваш e-mail (по желанию).
С уважением, Владимир Туманов.
tumanov@allfishing.ru

Рассылка выходит еженедельно (по пятницам).