Архив рассылки "Рассказы о рыбалке".

Выпуск № 100

ПЕТРОВИЧ В ПОИСКАХ СМЫСЛА ЖИЗНИ

Автор: Дмитрий Соколов (редактор газеты "Рыбалка круглый год") sokol@infonet.nnov.ru

"Человеку нужно не три аршина земли, не усадьба,
а весь земной шар, вся природа, чтобы на просторе
он мог проявить все свойства и особенности своего
свободного духа."
А.П.Чехов "Крыжовник"

Для того чтобы выбить из головы последствия любовного дурмана, Петрович после отъезда Русалки отбыл из Акулихи в волжские заливы. Решил отправиться в самые дальние, глухие места, чтобы никто не помешал ему до дна испить горькую чашу несчастной любви.

До залива Цаплины махал веслами полтора часа, обращая мало внимания на красоты природы - настолько был погружен в себя. Это состояние по научному называется рефлексией, но Петрович для себя называл его самокопанием. Заслуживает ли он счастья? Где его, Петровича, место в жизни? Есть ли в ней смысл? В поисках ответов на эти вопросы Петрович и отправился в путь. Отнюдь не оптимистичному настроению способствовала пасмурная погода: по небу лениво передвигались, обгоняя друг друга, мрачного вида тучи, из которых несколько раз принимался сыпать дождь. Не зря, не зря называют август держателем дождя и вёдра. (Долгое время Петрович, как многие горожане, думал, что "ведро" - сырая дождливая погода, поскольку само слово связано с водой. И лишь пару лет назад узнал, что так называется погода ясная и сухая.)

В такую дрянную погоду лучше сидеть дома, перелистывать страницы интересной книги, слушать "Маяк" - другие радиостанции в Богом забытом селе не ловились. Но дома усидеть Петрович в своем состоянии не мог, потому и оказался тем пасмурным днем "на краю земли".

Край земли представлял из себя затопленные водохранилищем озера, луга и лес. Там, где были озера - стали обширные и местами глубокие волжские заливы; луга частью ушли под воду - частью возвышались над ней; тут и там стояли в воде несгнившие еще, но уже мертвые деревья, немым укором пеняя человеку на сотворенное им зло.

К затоплению последнего в волжском каскаде водохранилища акулихинские жители относились со свойственным русским людям фатализмом: чему быть - того не миновать. И получилось, что с одной стороны, село Акулиха, ранее находившееся в трех километрах от воды, оказалось на самом берегу одной из значительных волжских проток. "Ракета", с которой надо было топать полчаса или больше, теперь заруливала в самое село. Что уж говорить о рыбацком люде? Катера и лодки всех мастей тут же усеяли Акулихинский берег Волги. В первые годы после затопления резко активизировалась щука. Зубастую хищницу не ловил только ленивый - за день можно было поймать до двадцати и более щучьих хвостов! И это при том, что снасть местного спиннингиста представляла из себя тогда (как, впрочем, и сейчас) алюминиевый спиннинг и катушку "Невская" с леской-канатом и огромного размера блесной.

Но прошло 2-3 года и щучье нашествие закончилось. С каждым новым сезоном зубастая стала клевать все хуже и хуже, заставляя заядлых спиннингистов забираться все дальше в заливы, чтобы там, среди пней и кубышек ловить яростных на поклевках и упорных при вываживании щук.

В этот раз Петрович хотел поохотиться на щук с новой для себя приманкой - поппером (что-то вроде деревянного конуса с вогнутым основанием. При проводке по поверхности поппер булькал, брызгал водой, шнырял из стороны в сторону, изображая окуня на охоте. Несколько раз по телевизору Петрович видел, как здорово работает эта приманка, и давно хотел применить подаренный товарищем на день рождения поппер в деле. Полигоном для испытания Петрович выбрал небольшой коряжистый заливчик.
Отношение к этому заливчику у Петровича было особое. В первый год после покупки дома в Акулихе, он производил разведку местности, для каждой рыбалки выбирая новый маршрут. Постепенно складывалась картина: на этих заливах, дно которых покрыто ракушечником, можно успешно охотиться на окуня, в такой-то протоке любит держаться судак и его спутник берш, на этой яме живет сом и т.д.

Среди местного населения сложилось о Петровиче мнение как о рыбаке фартовом, без рыбы домой с реки не приходящем… Но однажды целый день Петрович лазил по новым местам, не сумев поймать ни одной путной рыбы (несколько мелких окуней были не в счет). Вот тогда он и обнаружил "секретный залив", вход в который был замаскирован прибрежной уремой: черемухой и ольхой. В день открытия залива Петрович привез из него семь хороших, каждая не менее килограмма, щук. И пошло: как только рыбалка в других местах не давала результата, Петрович веслил в Секретный, чтобы обрыбиться. Большой урожай выпадал редко, но 2-3 "дежурные" щуки ждали Петровича в условленном месте всегда.

Ловить поппером было интересно. Блесны и поролонки соблазняли хищников в толще воды, игры их не было видно. Ловля на поппер превращала рыбалку в спектакль. Вот он плывет, как забывший об опасности окунь, увлеченный погоней за мальком, чавкает, разбрызгивая перед собой воду, вот…
Внезапно из зарослей кубышек вылетела колесом согнутая щука и ударила по приманке сверху. От такого зрелища, от взрыва, которым показался Петровичу всплеск упавшей на приманку щуки, сердце подпрыгнуло и рухнуло куда-то в желудок. Есть! Гитарной струной натянулась леска и пошла-пошла-пошла в сторону подводных джунглей - плотного леса из водных растений. Но Петрович не собирался упускать свой первый попперный трофей. Закрутив тормоз, рыболов остановил разбежавшуюся было щуку, и развернул ее к себе "лицом". Еще несколько рывков и хищница сдалась на милость победителю. Желая закрепить успех, Петрович упражнения с поппером продолжил, и вскоре еще одна щука стала его трофеем.

В эти счастливые минуты Петрович не терзал себя вечными вопросами - он ясно видел свое место здесь, среди заливов и островов, "на краю земли". Слиться с природой, быть ее частью, жить в гармонии с окружающим миром - в этом видел свое счастье рыболов. Словно проверяя Петровича на крепость, с новой    силой пошел дождь. В лодке стало настолько неуютно, что рыболов, пристав к берегу, стал "рыть нору" в стоге сена. Работа не спорилась: это только на вид стог сена - нечто воздушное, почти невесомое. На самом деле сено спрессовалось, и выдирать охапки из стога было трудно. "Квартира" была готова только минут через пятнадцать. Петрович залез в свое логово и, убаюканный одуряющим запахом скошенного разнотравья и шумом сильного дождя, сразу уснул.

Спал Петрович крепко, на этот раз никаких глупых сновидений ему не привиделось. Проснувшись, рыбак выпотрошил щук, чтоб не "задумались" и отправился на разведку местности. Хотелось найти хороший подход к Волге. Настолько хороший, что можно было бы протащить к реке "резинку" Ловлей щук в заливе Петрович был вполне удовлетворен, и теперь хотел потешить себя ловлей судака на течении. Испугавшись вида шагающего к ним человека, с гнезд, расположенных на трех огромных сухих тополях, поднялось десятка четыре цапель. Не случайно залив, который Петрович назвал для себя секретным, в Акулихе называли "Цаплины". Вид кружащихся в воздухе огромных птиц был завораживающе красивым: будто Петрович оказался невесть как в эпохе динозавров и над ним кружатся летающие ящеры - птеродактили! Впечатление усиливалось от громких тоскливых криков пернатых, недовольных вторжением на их территорию человека. "И это - тоже мое!" - подумал Петрович и еще один камень упал с его страдающей души.

Тополя, давшие приют цаплям, были окружены деревьями поменьше: ольхой, ивняком, черемухой. Ягоды черемухи поспели, и Петрович посвятил полчаса их поеданию. Наевшись вдосталь сладкой терпкой ягоды, двинулся дальше. На Волгу вышел как-то вдруг - берега реки густо заросли кустарником. "И эта река - тоже моя!", - с удивлением думал Петрович, настроение улучшалось с каждой минутой.

Путь был разведан, и рыболов вернулся к лодке. Легкая одноместная "резинка" не доставила хлопот при переносе на новое место. День клонился к вечеру, и Петрович торопился выйти на воду, чтобы успеть до темноты поймать судака. Запрыгнув лодку, отошел от берега, заякорился на глубине и стал заброс за забросом прочесывать береговую бровку. Очарование тихого августовского вечера окутало Петровича, и до первой резкой судачьей поклевки он находился в состоянии, которое последователи восточных философий называют медитацией. И все же, как не был расслаблен и умиротворен слиянием с Природой рыбак, подсечку сделал сразу, рефлекторно. И вот уже первый судачек кила на полтора оказался на кукане. Зоревый клев судака короток: в сгущавшихся с каждой минутой сумерках Петрович успел поймать еще двух клыкастых, как один похожих на первого.

Привязав кукан с судаками к колышку, Петрович занялся обустройством временного пристанища. Собственно говоря, кем-то из предшественников лагерь был уже достаточно обустроен: было и кострище с рогульками, и возле него столик с лавочкой. Дрова, заботливо припасенные предшественниками, лежали тут же. Петрович решил использовать для костра их, возобновив запас по неписаному лесному закону на следующий день. Щуки были уже заранее почищены и присолены. Заложив в одну из них перец, лаврушку и луковицу, Петрович обернул рыбину в фольгу и закопал в угли. Через полчаса деликатесная еда была готова. И был пир! Присаливая куски запеченной рыбы, Петрович один за другим отправлял их в рот и млел от нежного вкуса и сознания самостоятельно добытого пропитания. "Жили же люди, - думал рыболов, - и тысячу, и пять тысяч лет назад… И вот так же как я, сидел древний рыбак на берегу ночной реки, смотрел на звездное небо и думал свои думы. А потом умер, но место, на котором он сидел, не пустовало. Проходили века, сменялись поколения, но обязательно кто-то принимал эстафету: сидел на берегу реки и внимал шелесту ее волн. Вот и я…" От сознания причастности к великому, непресекаемому никакими бурями племени рыболовов и охотников, Петровичу не было одиноко. Окружающая рыбака атмосфера гармонии позволяла мыслям, не толпясь, спокойно течь в одном, каком-то правильном, верном и надежном направлении.

Уже лежа на берегу в лодке и глядя в огромное звездное небо, Петрович вспомнил первый разговор с Катей и ее вопрос "о чем думал Андрей Болконский, лежа под небом Аустерлица". И что странно: мысль о Кате не принесла ему страдания, не встрепенула его.

А когда с небосвода покатилась звезда, он загадал, чтобы всем было хорошо.


От ведущего рассылки

Всем, кто пишет рассказы о рыбалке, предлагаю присылать их мне по e-mail  для публикации в рассылке. Можно присылать также рыбацкие байки и смешные истории. В письме необходимо обязательно указать, что Вы являетесь автором рассказа и разрешаете его публикацию в рассылке на некоммерческих условиях. При публикации рассказа рядом с Вашей фамилией или псевдонимом будет публиковаться Ваш e-mail (по желанию).
С уважением, Владимир Туманов.
tumanov@allfishing.ru

Рассылка выходит еженедельно (по пятницам).