Репортажи и отчёты

Калевальское глухозимье?!

Автор: Веселов Л.Т. (Карелия, п.Калевала – Москва, февраль 2004 г.).

Репортаж предоставлен турфирмой "Карельские путешествия" (ВелТ).
http://kalevala.com.ru

Мой рассказ о том, как я отловился в самый глухой для рыбалки период - хороший шанс рассказать своим коллегам по ремеслу, что глухозимье, далеко не глухое время для рыбалки, как многие считают. По крайней мере, не везде.

Выбрать место для зимней рыбалки для меня не представлялось сложным. Я определенно знал, что в это время года (а мой отпуск выпал на начало февраля) на многое надеяться не стоит. Главные параметры выбора – не дорого и подальше от Москвы. В южных широтах, как мне объяснили, беда со льдом: то есть, то нет. Мне нужно было постоянство. Поэтому обратил взор на север и остановился на карельской тайге.

В четырехстах километрах севернее от Петрозаводска, есть г.Кемь, от него на западе, ближе к Российско-финской границе, расположен п.Калевала. Чудный городок с населением чуть больше пяти тысяч и огромным количеством разных рек и озер в округе. Но не прелести здешних красот и история меня интересовали (хотя, об этом то же есть что написать), а рыбалка, которой я планировал отдаться ближайшие три дня.

Перед отъездом, связавшись с турфирмой, которая предлагала свои услуги по организации зимней рыбалки, я выяснил о способах и возможностях ловли. Местные зимой ловят предпочтительно на «самоловки» (самодельные деревянные жерлицы), «стукаталки» (донка с грузом внушительных размеров: гайка или кусок свинца, тройник, леска потолще), капканы и конечно же сети. Оценив данную информацию, мой рыбацкий арсенал пополнился десятком зимних жерлиц, червями и мотылем. Все остальное: ледобур, укомплектованный ящик с необходимым набором всяких мормышек, «чертиков», «безмотылок» и блесенок для зимней рыбалки имелось и так. Таким образом, по приезду я уже был полностью готов и морально и физически к предстоящей рыбалки. Сразу же по приезду в Калевалу, около 4-х часов ночи, не теряя времени, мы продолжили путь. Хотя и было предложено остановиться в благоустроенном коттедже для отдыха после дороги. Пересев на снегоходы, мы с проводником устремились к основному лагерю – лесной избушке на озере Хурмусъярви. Позволю себе небольшое лирическое отступление. Избушку я представлял себе абсолютно другой. Что-то серое темное и холодное. Лес все-таки и морозы. Привезли же меня в освещенный свечным светом таежный оазис, где все спокойно и дружелюбно. Мне предоставили, небольшой (где-то 5х5), уютный и протопленный лесной домик с небольшой банькой в десяти метрах от озера. В избе было все, даже газовая плита, чтобы рыбак вроде меня не тратил свое драгоценное время на розжиг костра и готовку в походных условиях, а мог спокойно заниматься любимым ремеслом. Было видно, фирма ценит время своих постояльцев. Устроившись и приняв порцию горячего чая, я и проводник распланировали приближающийся день следующим образом. С рассветом, а до него оставалось чуть больше 3-х часов, мы должны выйти на озеро и начать ловить наживку, после чего поставить жерлицы и продолжать ловить на донку. До этого можно было немного отдохнуть с дороги и приготовиться к заветной рыбалке.

Проснувшись и одевшись потеплее, я и проводник вышли на озеро и начали сверлить лунки. Лед был примерно 60 см, но еще однослойный, видимо оттепелей пока не было. Озеро Хурмусъярви, на котором мы расположились, представляет собой вытянутый в южном и северном направлении водоем, с большими и десятком мелких островов. Глубина, как выяснилось позже, достигает 20 метров, дно преимущественно илистое, по берегам песок. Решил сделать пробную лунку рядом с берегом метрах в десяти. Вода хорошо ушла, бур уперся в дно. Пройдя еще пару десятков метров в глубь озера, начал сверлиться. Здесь глубина была около метра. Достав удочку с фосфорной мормышкой и насадив мотыля, я опустил крючок на дно. Минут пятнадцать была абсолютная тишина, потом скромная поклевка, потом еще и еще. Подсекаю, на крючке полосатый окушок грамм на 200. Вот тебе и наживка, и какая же рыба будет брать на такого окуня? На уху пойдет. Меняю мотыля и продолжаю ловить. Кивок, не успев крючок опуститься на дно, уже начал сигнализировать поклевку, подсекаю. Та же картина. Так продолжалось минут двадцать. Я не успевал вытаскивать рыбу на лед и дрожащими руками опускать в лунку мормышку, как опять очередная поклевка и необходимо было тащить. В сердцах я радовался. Вот это улов. Ведь самый маленький окушок из тех, что я сейчас поймал, в Москве считается большим. Сняв очередного «полосатика» и опустив на дно мормышку, уже приготовился подсекать, но кивок не стал менять своего положения. Клев кончился. Только я так подумал, как резкий рывок, да такой что удочку чуть не выронил. Запоздалая подсечка. Увы. Выбираю леску, ни мотыля, ни мормышки. Что это было? После обрыва просверлил еще с десяток лунок в округе, но безрезультатно. Хотя было и не холодно, но попить горячего чая, собраться с мыслями и обсудить с проводником произошедшее, было просто необходимо. Подойдя к избе, мы выложили наш улов. Он составил 47 полосатиков. И за какие-то полчаса. Пора было ставить жерлицы.

В данный период зимы в здешних краях преимущественно клюет налим, поэтому после чая мы собрались ставить свои снасти: проводник «самоловки», я - припасенные зимние жерлицы. В качестве наживки мой спутник использовал несколько пойманных нами окуней, разрезав их на несколько частей. Я же, опираясь, на то, что наживка должна быть живой, решил поспорить с ним и поставил несколько цветных силиконовых твистеров (по крайней мере они поигрывали и должны были привлечь хищника), а часть жерлиц оснастил «вормфарморским» червем. Таким образом, что бы на каждом тройнике висело по пучку червей. Сами же жерлицы снабжены необходимой подставкой, которые предохраняют лунки от замерзания, а так же флажком-сигнализатором. Я решил поставить жерлицы в двадцати метрах от берега, с промежутком в 20-30 метров друг от друга, вдоль береговой линии. Мой «оппонент» решил перегородить пролив между островом и материком и поставить на глубине. Вернувшись после установки, решили немного перекусить и отдохнуть. Примерно в четыре часа дня вышли ловить окуней, а после проверить установленные «самоловки» и жерлицы. Выйдя на улицу, досады моей не было границ. Ни один из флажков не сработал, можно было не проверять. Думаю, половлю окуней, проверим «самоловки», если там что-то и есть, то переставлю свои «чудо-жерлицы» в пролив или в какое-нибудь другое место. Решил не ходить на старые лунки, а просверлиться немного правее от них, метрах в пятидесяти. В первой лунке не было ни одной поклевки, беру ближе к берегу, то же самое. Пошел в направлении старых лунок. Метрах в пяти от самой результативной просверлился и начал ждать. Не долго. Через минут сорок регулярных поклевок и результативных подсечек, клев пошел на спад. И опять, как прошлый раз, «контрольный» рывок (на этот раз не оборвало) и тишина. Что это было мне так и не довелось узнать до конца моего путешествия. Посидев еще с полчаса, мы решили проверить «самоловки», так как мои жерлицы так и остались без внимания для рыбы. А уже начинало темнеть, и их необходимо было переставить на другое место. Подобравшись к «самоловкам», проводник начал аккуратно выбирать леску. Никаких признаков жизни. Но он опротестовал мои предположения и констатировал поимку налима. Рыбу я увидел только когда он начал заводить ее в лунку. Лениво «трепыхнувшись», налим преспокойно пролез в просверленное отверстие и свернулся как змея. Налима мне приходилось видеть только в справочной литературе. Рыба не из красавиц. Продолговатое тело с широким ртом и большими плавниками, которые покрывают две третьих рыбы. Внешне он чем-то напоминал небольшого сомика, только с более заостренной головой. У него даже есть свои усы, точнее борода. Два рожка торчат под нижней губой. Проблемой теперь было вытащить из тела налима наживку с троиником. Как объяснил мне проводник, налим, заглотив приманку, не делает лишних движений и не рвет как щука, а спокойно лежит на дне и постепенно переваривает свою жертву. Только после того, как наживка перевариваясь, начинает оголять крючки на тройнике, вот тогда то он и может рвануть, но не сильно. Выслушав поучительный рассказ, я провел аналогию с тем, что может твориться с моими жерлицами. Выходит, флажок мог просто не сработать из-за пассивности данного вида рыбы, возможно там, что-то и есть. Но, так как мы с проводником поспорили, то он поторопился меня успокоить и повторил свое убеждение, по поводу того, что налим кормится исключительно на глубоких местах, преимущественно с течением. Пока не проверю, не успокоюсь. Я быстро помог освободить «самоловки» от семи налимов. Пять из них не сработали. Результат был отнюдь не плохой. Сложив рыбу в «майдан» мы отправились к моим снастям. Дальше было как в красивом сне. На подходе к моему месту срабатывает одна жерлица. Резкий взмах флажка и, со звуком сабли, рассекая морозный воздух, он вздымается вверх. Есть! Я подбегаю и судорожно начинаю выбирать леску. Глубина небольшая, поэтому я уже вижу голову налима. Еще не до конца заглотивший наживку, он чем-то напомнил мне обезьяну с бананом в зубах. Втягиваю его голову в лунку, начинаю тащить. И … на секунду мой взгляд падает на торчащие из наживки крючки. Боже, тройник еще не заглочен. Дальше как в комедии, налим, в прямом смысле этого слова, выплевывает наживку мне в лицо, разворачивается и обратно в лунку. Все здорово: смешная ситуация и благодарные зрители заливаются от смеха. Это хохотал проводник, который только что минут двадцать назад, читал мне лекции о способах пищеварения у тресковых пород и у налима в частности. Поделом мне. Ну что же, сработал рефлекс рыбака. Инстинкт «спорщика» меня не подвел. Из десяти жерлиц не сработало только две. На остальных, из-за пассивности рыбы, не сработали флажки. Таким образом, по количеству пойманной рыбы наш счет с проводником был равным, а если учесть упущенного мной «налима-наглеца», то победа была на моей стороне. Тем не менее, все-таки рыба была поймана и на мели и на глубине. Удивление моего спутника было безразмерно. Он достаточно долго еще удивлялся вслух, пока мы меняли наживку. На этот раз я решил поставить еще и нарезанного окуня, сменив несколько силиконовых наживок. Решили оставить «самоловки» и жерлицы на прежних местах до утра. Подсчитав общее количество пойманных налимов и взвесив самого большого, решили отправиться спать.

На утро заметно подморозило. Позавтракав, отправились проверять свои снасти. После утренней «погожки» наш улов увеличился еще на двенадцать налимов. Утренние были несколько крупнее, чем вчерашние. Самый большой потянул на 4,5 кг. При вываживании особого сопротивления не было, но приятный груз на другом конце снасти чувствовался. Что любопытно, взял на разрезанного окушка, в проливе, но недалеко от берега. Несколько жерлиц и «самоловок» решили снять и отправиться попробовать поставить на щуку, к тому же неподалеку было небольшое озерцо (на местном наречии ламбушка), в котором водится пятнистый хищник. До водоема добрались на снегоходе. Опять же, недалеко от берега поставили в разные стороны около десяти жерлиц и «самоловок». Особой надежды я не питал, т.к. для щуки все-таки рановато. В данный период она берет не охотно, питается всего один раз в сутки и в короткий промежуток времени. Но, учитывая небольшие размеры озера и количество снастей, шанс все же был. Оставили до утра и отправились обратно в лагерь ловить окуней. Ближе к вечеру проверили жерлицы и, на удивление, налимов было меньше. Вытащили всего пять штук и не крупных, до полуторокилограмм. Менялся ветер, и небо было затянуто. Проводник сообщил, что завтра будет снегопад. Так и случилось.

Утром выпал хороший снежок. Мороза не было, но ветер задувал. Сегодня у меня был последний день рыбалки. Но, если честно, я уже был доволен. Уезжать планировали в обед, а по пути проверить оставленные нами жерлицы на другом озере. Окунь сегодня ловился на удивление тоскливо, погода немного подпортила настроение не только мне, но и рыбе. Если бы не возвращаться домой, я бы здесь сидел и сидел. Спокойно, красиво, в избе тепло, а главное рыба ловится, причем в такое глухое время, что мне сложно представить, что здесь будет твориться в марте-апреле. Непременно сюда приеду, если отпустят с работы. Перед отъездом проверили жерлицы. Налим, как по традиции, приготовился обосноваться в наших ящиках. Собрав все снасти, решили все-таки подвести общий итог. За эти два с половиной дня мы на двоих поймали: 42 налима, и порядка сотни окушков. Самый маленький налим был на 0,6 кг, самый большой 4 кг 400г. Окуней взвешивать не стали, впечатляли их массовость и непостоянность клева, что сделало рыбалку более спортивной. А на том озере, к сожалению, ничего не поймали, зато видели стадо оленей и потеряли одну жерлицу. Ну и что. Значит вернусь. Непременно, в марте-апреле.